ГЛАВА 10. «ПЕРЕПРАВА»

Ровная линия дороги тянулась вдаль, решительным росчерком рассекая акваторию Невской губы. Отряд шагал по насыпи, с опаской поглядывая на воду. Пронизывающий ветер трепал одежду. Пенистые волны непрерывно штурмовали рукотворную преграду, вгрызаясь в насыпь из прибрежных валунов. То и дело над краем мола расцветали фейерверки пенистых брызг. Стихия бушевала в тщетных попытках изгнать непрошенных гостей. Жалкие создания вторглись без спроса.
* * *
Путники подошли к причудливой конструкции, напоминавшей мост. По левую сторону вдоль конструкции тянулся частокол прямоугольных башен, сплошь покрытых ржавчиной.
— Водопропускное сооружение B1, — сверился Отшельник с картой. — Впереди еще одна такая штука. А в целом, до острова километров семь по дамбе. Откуда, говоришь, свет шел?
— А пес его знает… Где-то в районе Кронштадта. — Кондор окинул взглядом конструкцию. — Значит так, бойцы. Начиная с этого места, обращаем внимание на каждую мелочь. Наши «контактеры» могут быть рядом. Пожалуй, и эти «гребешки» прочешем. Как думаешь, сталкер?
Отшельник лишь пожал плечами. Бойцы двинулись по бетонному гребню водозабора, заглядывая во все щели и закутки. Вскрыв обычный канализационный люк, спустились внутрь сооружения. Темнота, сырость и шум воды, стремительным потоком проносящейся внизу, оказались единственными открытиями сталкеров во время их осторожной экскурсии по внутренностям железобетонного гребня. Уже выбираясь наружу, они набрели на бытовку, наполовину забитую истлевшим хламом. Пустые канистры, разводные ключи, бобины проводов…
Озираясь, Глеб наступил на что-то мягкое и упругое. Из-под ног резко зашипело. Отшельник отреагировал мгновенно, рванув мальчика назад, и навел на пол дуло автомата. В свете фонаря они увидели резиновый шланг, заканчивающийся черной полусферой.
Сталкер тихо выругался, опуская «калаш».
— Под ноги смотри чаще. Не на прогулке.
— Что там? — Глеб испуганно выглядывал из-за спины наставника.
— Что, брат, очканул? Насос это. Вот так ногой нажимаешь, а через шланг воздух нагнетается.
Мальчик с интересом осмотрел находку. Ему сразу вспомнилось, каких трудов обычно стоило раскочегарить старую буржуйку на Московской. А с таким аппаратом и угли раздувать быстрее, и спину гнуть не надо. Полезные штуки раньше делали…
Отряд снова выбрался на дорогу. Переход до следующей водопропускной установки прошел спокойно. Только Фарид все косился на воду, умудрившись даже споткнуться пару раз на ровном месте.
— Что ты там высматриваешь? — Ксива просто физически не мог долго молчать.
— Эх… — Таджик тяжело вздохнул, рассматривая еле различимые на линии горизонта здания. — Там мэтро. Дом…
— Ой ли? Мне казалось, твой дом немного дальше Питера.
— Там мало жил, мало помнить. Десь — много. Десь дом.
— Как ты вообще в Питере оказался?
— Мне десят бил. К дзядзя гости ехал. Город смотрел. Красивий город бил… — Фарид на мгновение запнулся. — Потом шайтан зэмля трясти. Долго. Отес погиб, дзядзя погиб, а я нэ погиб. Мэтро жить со всэми.
Отшельник, шедший во главе отряда, замедлил шаг. Видимость ухудшалась. Над дамбой медленно сгущался туман. Дорога впереди истаивала в сизой дымке. Путники медленно шли вдоль уже знакомых остроугольных башен водопропускного сооружения, когда дозиметр начал беспокойно потрескивать.
— Опа. Зафонило. Некстати как.
— Терпимо пока. — Отшельник кинул взгляд на дисплей. — Ну-ка, потихонечку…
Они медленно продвигались все дальше, пока из тумана не показалась неровная кромка асфальта. Дорога внезапно оборвалась, сменившись отвесной пропастью. Внизу, метрах в десяти, плескалась вода. Железобетонные сегменты конструкции здесь были перекорежены, изорваны неведомой силой, проторившей в сооружении огромную дыру. Противоположный край разрыва терялся где-то впереди, укрытый от глаз стеной плотного тумана.
— Приехали… — Кондор нагнулся над краем обрыва, заглядывая вниз. — Интересно, чем это так шарахнуло. Бомбили, похоже.
— Вряд ли. — Отшельник указал на изогнутые края опорных балок. — Видишь направление ударной волны? Опоры заминированы были. Похоже на подрыв. Остальное вода сделала.
— Диверсия? Кому, интересно, это понадобилось?
— Теперь уже не узнаем.
— Что дальше, Отшельник?
— Что, что… Перебираться будем.
Кондор, словно не веря словам проводника, снова посмотрел на воду.
— Это как?
— Вплавь. Все умеют?
Бойцы ошалело уставились на Отшельника. Глеб вздрогнул, вспомнив свои ночные кошмары.
— Ага. В метро плавать учились. Ты чего, сталкер, попутал?
— Я умей. — Тихо сказал Фарид. — Давно плавал, но помню как умей.
— И я… «умей». — Эхом повторил Шаман.
— Ну что ж… Негусто. — Отшельник скептически осмотрел команду. — Взгляд его блуждал по автоматам, жилетам разгрузки с плотно набитыми карманами, заплечным рюкзакам сталкеров. — Как говорится, дохлый номер…
Пройдя вдоль обрыва, он вдруг подозвал Глеба.
— Ну-ка, дай сюда эту штуковину. — Наставник снял с рюкзака мальчика насос. — Все-таки прихватил сувенир…
Глеб напрягся было, ожидая выволочки, но сталкер не спешил отчитывать ученика:
— Скажи-ка, Глеб, а не видел ли ты рядом с этим насосом большо-о-ой такой рюкзак? — Отшельник комично развел руки в стороны. — Или тюк, сумку какую…
— Был рюкзак. — Мальчик с опаской смотрел на наставника. — И две лопаты сбоку торчали.
— Есть! Молодец, малой. Хвалю за внимательность. — Отшельник хлопнул ученика по плечу и повернулся к Кондору. — Назад смотаемся, к первому водостоку. Раз плавать учиться не хотите.
* * *
— Давай, давай, не сачкуй. — Шаман снова запряг Ишкария монотонной работой.
Сектант, недовольно косясь на механика, надувал лодку. Насос мерно попыхивал, а бока лодки постепенно округлялись. От сырой, покрытой пятнами плесени резины несло затхлостью, но Шаман, казалось, не обращал на это ни малейшего внимания. Глаза его горели, как, впрочем, и всегда, когда дело касалось довоенной техники.
— А это, молодой человек, никакие не лопаты! — Шаман восторженно мельтешил вокруг лодки, то и дело подзывая Глеба. — Это весла! Ими гребут. Неужели никогда не видел? А вот здесь уключины. Это чтобы весла зафиксировать.
— Да отстань ты от него. — Дым усердно раскуривал очередную сигару. — Видишь, парень и так с лица спал, бледный весь.
Глеб не мог оторвать взгляд от темной поверхности воды, что нескончаемым потоком проносилась мимо дамбы. Ощущение удушья непостижимым образом перенеслось из сна в реальность. Хотелось сорвать противогаз и дышать, широко открывая рот. Ловить, глотать, упиваться холодным осенним воздухом. Между лопаток потекла струйка пота. Земля вокруг зашаталась…
— Э-э, аккуратней! — Отшельник сгреб ученика в охапку, отводя от края. — Ну-ка, сядь, дыши спокойней. Вот так, хорошо. На землю смотри. Куда намордник тянешь? Верни на место. Так. Дышишь? Потише, потише. Вдох… выдох… Хорошо.
Голова перестала кружиться. Глеб унял дрожь и, пошатываясь, поднялся на ноги. Ему было стыдно за испытанную мимолетную слабость. А тем более за слабость, проявленную на глазах у сталкеров. Он опять подвел наставника. В который раз Отшельник вынужден нянчиться с ним, как с беспомощным малышом. Мальчик вспомнил, как обмочился тогда в бункере, и как Ксива потом подшучивал по этому поводу…
— Оклемался?
— Да. — Глеб ожесточенно тер стекла противогаза.
— Не бери в голову. После подземки всё в диковинку. — Отшельник направился к остальным. — Пошли. Нас ждут.
Сталкеры уже спустили лодку на воду. Фарид сидел внутри, придерживая конец троса.
— Больше троих за раз не выдержит, — Кондор полез вниз. — Отшельник, ты с нами в первой партии.
— Глеба возьми.
— Нет. Ты проводник, так что давай за мной. Ты мне там нужен.
Отшельник исчез за кромкой обрыва вслед за Кондором. Аккуратно присев у края, Глеб проследил за тем, как сталкеры спустились по тросу вниз. Лодка просела под тяжестью трех крупных тел, однако довольно уверенно качалась на волнах. Мгновение спустя ее силуэт растаял в молочной дымке.
Оставшиеся на дамбе напряженно вслушивались, ожидая результата. Воздух вокруг, казалось, сгустился. Стал плотным и вязким. Окутывал и давил на психику.
— Стремно как-то… — Ксива, поежившись, подтянул автомат поближе. — Лучше б с берега отчаливали. Там, вроде и туман поменьше, и по железкам лазать не нужно.
— Берега заболочены. — Пояснил Шаман. — Там все дрянью какой-то поросло. То ли водоросли, то ли еще чего… Отшельник сказал, лучше не связываться.
Снизу донесся окрик Фарида. Схватив трос, он призывно махал рукой из лодки.
— Похоже, перебрались. — Шаман начал спускаться. — Ната, придержи «калаш». Съезжает, зараза.
Так уж получилось, что Нате пришлось забрать его автомат, а посему она была следующей. Глеб, топтавшийся рядом, не попал и на этот рейс. Потом оказалось, что Дым срочно нужен на том конце переправы с его ростом и силой. Что-то они там не могли закрепить — мальчик так и не понял из корявых объяснений Фарида. С выпученными глазами Геннадий распластался по всей поверхности лодки, боясь пошевелиться. Примостившись кое-как рядом, таджик налег на весла. Перегруженное суденышко снова исчезло в тумане.
Они остались втроем. Глеб настороженно поглядывал на Ксиву. У этого странного субчика настроение менялось по тридцать раз на дню. То он балагурил, то вдруг начинал ворчать. Мальчик так и не понял, как относиться к его выходкам, а посему инстинктивно подошел поближе к брату Ишкарию. По крайней мере, знаешь, чего от него ожидать…
— Ну наконец-то! — Завидев лодку, Ксива поспешно полез вниз. — Слышь, ты, слуга «Исхода», двигай за мной.
— А я? — Глеб ухватился было за трос.
— Э, пацан, ты чего? У него ж оружия нет. Погоди чуток.
Сектант, судорожно пыхтя, исчез за краем. Мальчик остался один. Осознание этого приходило постепенно, но как-то неотвратимо. Подобно холоду, заползающему под приоткрытое одеяло. Вроде и мелочь, а мешает. Мешает настолько, что начинаешь ежиться и, в конце концов, просыпаешься, пытаясь укутаться потеплее.
Как ни пытался Глеб «укутаться потеплее», ничего не получалось. Страх вливался в сознание неумолимо, заполнял разум, несмотря на попытки мальчика отогнать позорное чувство. Казалось бы, чего бояться? Ну туман, ну дорога позади. Ни души вокруг. Тишь да гладь. Глеб вздрогнул. Порыв ветра разметал лоскуты белесой дымки, приоткрыв на миг одинокий странный силуэт, неподвижно стоявший на асфальте немного поодаль.
Судорожно рванув пистолеты, Глеб прицелился. Собственное дыхание громом отдавалось в ушах. Сердце ухало, гоняя адреналин по телу. В памяти услужливо всплыли жуткие фразы: «…стоит посреди дороги типчик какой-то в балахоне до пят. Прямо посреди дороги встал столбом и не шелохнется. Под капюшоном не видать ни рожна. И молчит как рыба об лед… Присел немного, потом как сиганет на крышу! Через бортик перемахнул и был таков…».
Мальчик задрожал. Пальцы напряглись на курках, но разум вовремя подавил приступ паники. Мысли метались, как заведенные: «А вдруг показалось? Или нет? Ну уж дудки. Еще раз я не облажаюсь». Глеб водил пистолетами по сторонам, напряженно вглядываясь в пространство перед собой. Пусто…
Сзади донесся плеск весел. Мальчик попятился к кромке обрыва, затем судорожно убрал оружие и, схватившись за трос, перемахнул через край. Отталкиваясь ногами от ржавых балок, принялся спускаться. Шум воды как-то сразу усилился. Голова снова закружилась. Аккуратно переступая по торчащей из стены арматуре, Глеб кинул быстрый взгляд вверх. Кромка была уже далеко и еле просматривалась в пелене тумана. То ли неровные края асфальта так причудливо нависали над обрывом, то ли предчувствия мальчика оказались верными, но, глянув вверх еще раз, он снова увидел ЭТО. Незнакомец в капюшоне, наклонившись над проломом, наблюдал за Глебом.
Мальчик судорожно всхлипнул. Трос выскользнул из ослабевших рук. Перед глазами, стремительно рванувшись вверх, замелькала изломанная поверхность бетонной стены. Удар. Брызги ледяной воды. Глеб открыл глаза. С боков нависали дутые борта лодки.
— Шайтан! Ты совсэм дурной?! Зачем прыгал?! Зачем пугал?! — Фарид гневно смотрел со своего места.
— Извините. — Глеб приподнялся со дна лодки, усаживаясь поудобнее. — Оступился.
Таджик взялся за весла. Уключины мерно заскрипели, лодка плавно двинулась по воде. Глеб в последний раз посмотрел наверх. Был там кто-то или нет — теперь уже неважно. Рассказывать что-либо Фариду мальчик не хотел. На смех поднимут потом, да и только.
На середине пролома течение увеличилось. Здесь боец поднажал, забирая левее. Чем дальше они удалялись от покинутого края переправы, тем легче становилось на душе у Глеба. Страх отпустил. На мгновение. Когда мальчик, убаюканный шелестом волн, расслабленно откинулся на бортик, что-то сильно толкнуло его снизу, через мягкое дно лодки. Глеб подскочил, словно ужаленный. В то же мгновение правое весло вырвалось из рук Фарида и, сильно дернувшись, исчезло в воде вместе с сорванной уключиной.
Таджик ошалело таращился на воду. Пока за борт не уцепилась темно-зеленая трехпалая лапа. Фарид вскрикнул, рефлекторно долбанув по лапе вторым веслом. Та исчезла в темной воде, оставив на бортике длинный слизистый след. Таджик перебрался на нос, принявшись отчаянно грести оставшимся веслом. Вода вокруг забурлила, запенилась. На секунду на поверхности промелькнул иссиня-зеленый горб непонятного существа. Мальчик запаниковал, до боли в ладонях стиснув страховочный фал, тянувшийся вдоль бортов. Из ступора его вывел резкий окрик Фарида:
— Не тупи, малий! Стрэляй!
Глеб вскинул «Перначи». Загрохотали выстрелы. Образуя фонтанчики брызг, пули одна за другой прошивали водную массу, однако поверхность, наоборот, вскипала, вспучивалась от массы продолговатых гибких тел, шнырявших вокруг. Поднимая тучи брызг, в воздух взметнулась жутковатая тварь, отдаленно напоминавшая низкорослого человека. Мальчику не удалось рассмотреть агрессора. Лишь блеснули в лучах фонаря длинные ластообразные конечности. Мальчик ударил с обоих стволов практически в упор. Амфибию отшвырнуло назад. Тело мутанта плюхнулось в воду, оставив на поверхности темно-бурые кровавые разводы.
— Сзади! — Рявкнул Фарид, вовремя оглянувшись.
Глеб инстинктивно упал на дно лодки, прикрыв голову. По шлему что-то проскрежетало, мелькнула на мгновение широко раззявленная пасть с россыпью крошечных острых зубов, а скользкая туша, промахнувшись, свалилась в воду по другую сторону лодки. Мальчик пальнул вдогонку и привстал на колено, осматриваясь.
Из тумана показался противоположный край руин водопропускного сооружения. Рядом с ним днищем вверх качался на волнах остов небольшого суденышка. На ржавом горбу стояли Ната и Отшельник. Оба без суеты выцеливали приближавшуюся лодку. Стоило очередной уродливой башке показаться на поверхности, два синхронных выстрела с обоих стволов разнесли ее на куски. Затем и сверху донесся грохот выстрелов. Сталкеры били по мутантам с края разлома. Завидев наставника, Глеб воспрянул духом. Теперь уже скоро. Совсем чуть-чуть…
Еще одна амфибия, извернувшись в воздухе, обрушилась на спину Фарида. Боец заорал, пытаясь стряхнуть хищную тварь. Весло уплыло. Мальчик побросал пистолеты и кинулся на выручку. Отодрать скользкую тушу от таджика оказалось непросто. Разозлившись, Глеб вытащил нож, примерился и всадил лезвие в чешуйчатое тело. Амфибия зашипела и, дернувшись, перемахнула через борт. Фарид бессильно упал на дно лодки. На спине сталкера, через прокушенный в нескольких местах комбез сочилась кровь.
Быстрым течением лодку стремительно относило в сторону.
— Лови!
Откуда-то сверху, раскручиваясь в воздухе, прилетел конец троса. Глеб, чудом не выпав в воду, вцепился в трос, подтянул, привязывая конец к скобе на носу. Лодку дернуло, потащило к конструкции. Гвалт вокруг не умолкал. Сталкеры били по мутной поверхности, не давая мутантам высунуть нос. Вода вокруг побагровела. Тут и там всплывали уродливые чешуйчатые трупы.
Фарид стонал, пытаясь подняться на колени. Глеб подобрал со дна «Перначи», судорожно перезаряжая. Нос лодки тем временем ткнулся в днище подтопленной баржи. Ната помогла мальчику вытащить шатавшегося таджика.
— Живо наверх! — Отшельник скупыми очередями бил по воде, превратившейся в густой рыбный бульон.
Они подтащили Фарида к нагромождению обвалившихся бетонных глыб. Зацепив карабин за пояс бойца, Ната дернула трос. Тело раненного поползло вверх.
— Давай сам! — Ната подтолкнула Глеба к обломкам конструкции. — Вон там, справа, решетка! Лезь по ней! Я подстрахую!
Мальчик вскарабкался по обломкам плит и запрыгнул на длинное полотно решетчатой арматуры. Ната полезла следом. Решетка под ногами вибрировала и шаталась. Глеб замер на мгновение, но девушка подгоняла его довольно грубыми окриками. Краем глаза мальчик заметил наставника. Тот уже пристегнул карабин спущенного сверху троса. Раненного Фарида уже оттаскивали от края разлома. Наконец, сверху показалась чья-то рука, ухватила паренька за шкирку и довольно бесцеремонно выдернула наверх. В следующий момент что-то грохнуло, взметнулся столб пыли, и решетчатая ферма с противным скрежетом, словно в замедленной съемке, отошла от стены. Снизу раздался испуганный крик. Девушка висела посередине решетки на руках, отчаянно извиваясь.
— Ната! — Заорал командир. — Спускайся обратно!
Ферма дернулась, опустившись еще ниже. Перебирая руками, девушка быстро полезла вниз. Огромная решетка заваливалась все быстрее и чудом не накрыла Нату. Девушка прыгнула на бетон, кубарем откатившись в сторону. Взметнув в воздух высокие фонтаны воды и бетонного крошева, груда арматуры обрушилась вниз.
— К лодке, Ната! К лодке!
В клубах поднявшейся пыли было не разобрать, что творится внизу, но потом одинокая фигурка вынырнула из мутного облака и вскочила на борт лодки.
— Тащи! — Рявкнул Кондор.
Дым подхватил конец веревки, обвил пару раз вокруг своей могучей «клешни» и мощно потянул. Лодку стремительно протащило по бетону, рвануло вверх. Ната отчаянно вцепилась в дощечку сидения обеими руками.
— Там! Там эти! — заверещал Глеб, всматриваясь в толщу воды.
Поверхность воды снова вскипела. Из потока стремительно выскакивали верткие тела, всей массой обрушиваясь на лодку. Амфибии одна за другой срывались вниз отскакивая от упругих бортов, но некоторые повисли в опасной близости от Наты, вгрызаясь в резину. Один борт зашипел, выпуская воздух. Лодка теперь более напоминала гроздь винограда. Твари облепили ее со всех сторон. Под весом дергающихся туш лодку дернуло вниз. Дым охнул, зарычал и, пропахав в грунте длинные борозды, остановил падение. Рванул канат на себя.
— Чего встали, помогайте! — Надрывался Кондор.
Бойцы подскочили к тросу, и, оскальзываясь, потащили лодку вверх. В этот момент веревка лопнула, попав на острый край бетонной балки. Сталкеры кубарем покатились по асфальту. Лодка рухнула на бетонные глыбы, увлекая за собой скопище визжащих тварей. Дым поднялся на ноги, как-то страшно зарычал и, разбежавшись, сиганул в пропасть. Глеб ошалело смотрел, как летит вниз, перебирая ногами в воздухе, огромный мутант. Сердце екнуло, когда двухсоткилограммовая туша рухнула на верхушку торчавшего над водой днища баркаса. Корпус гулко зазвенел, подобно колоколу. Мальчик зажмурился, однако любопытство пересилило. Дым медленно поднимался. Невероятно, но массивные кости мутанта выдержали удар. Геннадий выхватил из ножен огромный тесак и ринулся к останкам лодки. Амфибии корчились под нещадными ударами. Обрубки лап и хвостов летели в разные стороны. Расшвыряв скользкие тела, Дым метался вдоль кромки воды, но девушки нигде не было. Он прыгнул обратно на остов суденышка, вглядываясь в мутную воду.
— ДЫМ!!!
Мутант увидел, наконец, Нату и облегченно выдохнул. Прижавшись к стене, девушка стояла на железном карнизе метрах в четырех от земли. Никто и не заметил, как она успела перепрыгнуть туда с лодки. Отшельник уже высмотрел ее сверху и теперь шустро спускался на тросе.
Дым победно заревел, воздев огромные руки к небу, и тут ржавый баркас под ним дрогнул, начав стремительно погружаться в воду. Со всех сторон на бойца ринулись стремительные силуэты. Сталкеры открыли шквальный огонь, но всё было тщетно. Погребенный под месивом скользких тел, мутант в считанные секунды ушел под воду. Глеб до боли сжал кулаки и орал вместе со всеми. Стрельба прекратилась. Сталкеры в ужасе таращились на бурлящую поверхность и выли от бессилия.
Над обрывом показалась голова Отшельника. Проводник ухватился за край плиты, подтянулся и выполз наверх. На его спине, обхватив сталкера руками и ногами, висела Ната. Скатившись на шершавый бетон, девушка разрыдалась, забилась в истерике.
— Ну всё, всё… Уже ничего не изменишь… Не надо… — Кондор приобнял ее, пытаясь успокоить, хотя и сам чувствовал себя немногим лучше.
Ксива грубо выругался. Вниз полетела граната. Под грохот взрыва в воздух взметнулся огромный водяной фонтан.
— Отставить!!! — Кондор вскочил, окидывая отряд суровым взглядом. — Подобрать сопли. Поднимайте Фарида, мы идем дальше. Отшельник, веди.
* * *
Ровная линия дороги тянулась вдаль, решительным росчерком рассекая акваторию Невской губы. Отряд шагал по насыпи, растянувшись в неровную цепочку. Пронизывающий ветер трепал одежду. Пенистые волны непрерывно штурмовали рукотворную преграду, вгрызаясь в насыпь из прибрежных валунов. То и дело над краем мола расцветали фейерверки пенистых брызг. Стихия бушевала, приветствуя щедрых гостей. Подношение было принято.

Материал по вселенной Метро:

Категория: Андрей Дьяков - К свету | Дата: 26, Май 2013 | Просмотров: 1 296