ГЛАВА 15. «РЕШЕНИЕМ БОЛЬШИНТВА»

Пять неприметных фигур, пригибаясь, короткими перебежками двигались вдоль пандуса, то и дело прячась за железными опорами строительных ферм. Корпус суденышка становился все ближе. Глеб кинул быстрый взгляд на баркас. Палуба выглядела пустынно. В иллюминаторах движения также не наблюдалось. Скатившись по сходням, сталкеры вскочили на борт. Вытащив «Пернач», мальчик последовал за наставником в рубку управления. Шаман с Ишкарием спустились обследовать трюм.
Свет еле пробивался сквозь грязные обзорные стекла. В рубке было душно. Забытая кем-то, сиротливо стояла на приборной панели бутыль с мутной жидкостью, отдающей сивухой. В углу навалено промасленное тряпье. И опять никого. Они вернулись на палубу. Вскоре показались механик с сектантом.
— Ни души. — Шаман разочарованно помотал головой. -Зато движок осмотрели. Эта посудина на ходу. И баки заправлены.
— Черт их дери! Кто же с нами в прятки играет? — Кондора прорвало все-таки. — С Ковчегом обделались, с бункером тоже!
Боец в сердцах пнул пустую канистру. Гулко стукнувшись о бортик, та плюхнулась в воду Кондор зашагал по мосткам наверх. Взобравшись на опору башенного крана, стянул противогаз и заорал:
— Э-э-э-эй! Хозяева! Есть кто живой?! Хорэ шкериться!
Звук голоса прокатился по доку, многократно отразившись от бетонных стен. Над верфями повисла тишина. Лишь вездесущий ветер завывал на все лады.
— Может, мы их того. в бункере притопили? — подал голос Шаман.
— Это вряд ли. Мы ж там все прочесали. – Проводник развернул карту. — Можно еще вдоль пристани пройтись.
— Больше все равно некуда. Веди, Сусанин.
Они покинули док, направившись в сторону Лесной гавани. Впрочем, обстановка здесь не отличалась разнообразием — пустынный пирс, раскиданные в беспорядке такелажные коуши, ржавые якоря и катушка сгнившего от сырости троса. У причала — сгоревший остов судна. И опять ни души. Пустота, разруха и безмолвие повсюду
Команда остановилась, разочарованно взирая на унылый пейзаж. Слова были лишними. Все устали. Даже Таран как-то сдал. Стоял отрешенно, уперев руки в бока. Хуже всех выглядел сектант. Словно подменили его. Взгляд потерянный, плечи опущены…
— Может, найдется еще. — Глеб подошел к Ишкарию.
— Что найдется?
— Ковчег…
— Негде искать-то больше. — Голос сектанта дрожал. — Негде.
Ишкарий отвернулся, затрясся безмолвно, словно припадочный. Под намордником противогаза невозможно было понять, какие эмоции захлестнули его. Затем стал слышен тихий смех, перешедший в полуистерическое гоготание. Сталкеры застыли, с удивлением наблюдая за сектантом. Тот, наконец, остановился, подошел медленно к краю пристани и, размахнувшись, швырнул в воздух пачку карточек. Бликуя на солнце, фотографии кораблей осыпались в воду, заколыхавшись на волнах.
— Чушь. Абсолютная чушь. Слышите? — Ишкарий поднял голову — Не было никакого Ковчега! Как вообще можно было в это верить. Свет избавления. Спасутся достойные.
Не веря собственным ушам, Глеб таращился на сектанта.
— А как же «Исход»? — не выдержал мальчик.
— «Исход»? — переспросил Ишкарий, снова засмеявшись. — «Исход». Шайка маразматиков, придумавших себе романтическую историю о спасении! Слепцы, не желающие видеть дальше собственного носа! Кому мы нужны? Кто будет нас спасать? Все кончено, слышите?! Каким же наивным идиотом я был.
Сектант сорвал противогаз, вытер пот со лба и вдруг подскочил к Тарану:
— Прав ты был, сталкер, когда говорил, что мертвые мы. Прав! Все, что нам уготовано, — догнивать в земле.
Глаза сектанта, казалось, сейчас вылезут из орбит. Вместо лица — жуткая гримаса не то ярости, не то бессилия.
— Отрекаешься, значит, от веры своей? – усмехнулся Шаман.
Сектант замер на мгновение, будто не решаясь произнести вслух крамольное слово, уронил голову.
— Отрекаюсь…
Повисла продолжительная пауза. Шаман отреагировал первым, издевательски ухмыльнувшись:
— Добро пожаловать в реальный мир, парень.
Сектант оставил жест без внимания. Натянул противогаз, посмотрел на подернутую рябью воду.
Я возвращаюсь в метро. Хватит. Набегался. Кто со мной?
— Ты о чем?
— О баркасе. Шаман, ты же сам сказал, что корыто на плаву?
— Не суетись, брат. Мы так и не нашли еще.
— Что? — прервал Ишкарий. — Источник света?
Сектант повернулся к проводнику:
— Что ты видел на крейсере, Таран? Ты уверен, что искать нужно именно пропавший прожектор? — Ишкарий взглянул на Кондора: — Вы уверены, что хоть кто-то когда-то что-либо видел?
Сталкеры с Приморской.
— Привиделось с перепою! — в истерике перебил сектант. — Если они что-то видели, почему сами не пошли?! Потому как идиотами надо быть, чтобы на бредни эти купиться! И ведь нашлись такие идиоты!
Сектант затих. Отошел в сторону, уселся на причальную тумбу. Сталкеры молчали, обдумывая слова Ишкария. Каждый, казалось, встал перед своим собственным выбором — продолжить бесполезные блуждания по мертвому острову либо закончить поиски и возвращаться в метро. Краснеть перед руководством Приморского альянса, докладывая о провале миссии, не хотелось, но сейчас это уже не казалось таким страшным.
— Я тоже не вижу смысла… — тихо произнес Кондор, отводя взгляд.
— Командир, ты чего? — начал было механик, однако тот не дослушал.
— А я уже не командир… Шаман, ты же сам подыскал мне замену! — Кондор указал на Тарана. — Вот и барахтайтесь сами. А я сваливаю.
— А как же отряд?
Кондор резко повернулся, встал прямо перед Шаманом:
— Где ты видишь отряд?! А?! Ксива, Окунь, Бельгиец…
Где они? Где Дым, где Фарид? Где… — боец осекся, голос его
дрожал, — Ната…
Закинув пулемет на плечо, Кондор приблизился к Тарану:
— Не уберег я ребят, не смог… Не могу я так больше. Ты меня понимаешь, сталкер?
Таран посмотрел на дрожащие пальцы бойца, отвернулся. Кондор побрел к доку, не оборачиваясь. Ишкарий поднялся на ноги, вопросительно посмотрев на Шамана. Механик беспокойно переводил взгляд с проводника на удалявшегося товарища. Казалось, он разрывается между желанием довести миссию до конца и верным шансом вернуться в подземку.
— Я остаюсь. Если найду чего, дам знать, — хрипло обронил Таран. — Иди, Шаман, не мучайся.
Механик дернулся как от оплеухи, но смолчал. Поскольку уже сделал выбор, а проводник лишь озвучил его.
— Спасибо, Таран. Я передам Альянсу, что ты выполнил свою миссию. Как-никак, до Кронштадта мы дошли…
Глеб следил за реакцией наставника. Ожидал ли тот такого поворота? Что дальше? Сколько еще им испытывать судьбу? Мечты о чистых землях становились все более призрачными с каждой минутой.
— Поехали домой, парень. — На плечо мальчика легла тяжелая рука Шамана.
Вздрогнув, Глеб растерянно обернулся, перевел взгляд на наставника.
— Он остается.
— Пожалей пацана, Таран! Сгинет же понапрасну!
— Не твое это дело. Вали давай, — угрожающе процедил Таран, поводя дулом винтовки.
— Больной ты на голову! И себя загубишь, и мальца!
Сталкер ждал не шелохнувшись. И вдруг он опустил винтовку, согнулся, словно его ударили под дых, судорожно глотнул воздух… И упал. Противогаз съехал набок, глаза закатились. Жестокая судорога скрутила тело. Таран сдавленно замычал.
«Приступ!» — пронеслось в голове мальчика. Глеб кинулся к наставнику, на ходу открывая подсумок, но внезапно натолкнулся на Ишкария, перегородившего дорогу.
— Шаман, помоги. Хоть этого спасем.
— А как же Таран? — Механик, казалось, все еще сомневался.
— Да что с ним случится? И так оклемается. Давай быстрее!
Мальчик рванулся было, но сектант удержал его на месте. Тут подоспел Шаман. Вдвоем они подхватили отбивавшегося Глеба и потащили к доку.
— Дурень! Сам же потом «спасибо» скажешь! — Остановившись, Шаман стянул руки Глеба бечевкой.
Затем его снова подхватили и понесли к мосткам… Задрав голову, Глеб успел краем глаза ухватить фигуру наставника, распростертого на бетонной плите.
-Таран! ТАРАН!!!
Перед взглядом мальчика замельтешили сапоги Шамана, асфальт, деревянные мостки… Потом последовал удар. В голове зазвенело, свет в глазах померк. До слуха донесся чей-то голос:
— Аккуратнее, ты же его о перила долбанул!
— Спокойнее будет…
Потом в уши словно ваты насовали. Голоса отдалились. Глеб потерял сознание.

* * *

Свет струился отовсюду пульсирующими волнами, заставляя жмуриться и прикрывать глаза руками. Белое марево заполняло собой все пространство, источая обволакивающее, одуряющее тепло. Где-то на грани восприятия застыла пелена мрака, словно поджидая, когда зазевавшийся визитер приблизится к его чертогам.
Размытая фигура впереди призывно махала. Терпеливо дожидаясь, человек то и дело останавливался, оборачиваясь, потом снова устремлялся дальше. Невозможно было понять, что значит это непрерывное движение, как, впрочем, невозможно было и оставаться безучастным к настойчивому зову. Казалось, не было ни единого шанса поступить как-либо иначе — лишь следовать за призрачным силуэтом.
Дорога из света закончилась внезапно. Тело вдруг ощутило земную твердь, а загадочный силуэт впереди на мгновение принял четкие очертания — словно резкость отрегулировали, затем так же быстро размазался, оплыл. В то самое мгновение показалось нечто знакомое в ускользающем об-разе. Уверенная поступь, неторопливые жесты… Пусть только еще раз обернется! Всего раз! Этого будет достаточно, чтобы узнать…
— Отец? — Звук голоса эхом прокатился вдоль размытых границ мрака, бесследно канув в глубинах абсолютного
«ничто».
Нет. Отчего-то вдруг возникла странная уверенность, что это не он.
— Кто вы? Как вас зовут?
Незнакомец так и не обернулся, бесследно растворившись в молочно-белом тумане. Лишь донесся откуда-то издалека приглушенный и такой знакомый голос:
— Какая теперь разница? Имя мое осталось в прошлой жизни…
Вслед за этим земля задрожала, покрывшись сеткой трещин. Сквозь самые глубокие из них уже сочилась вода. Она все прибывала с нарастающим шумом, в мгновение затопив все вокруг. Стало нестерпимо холодно. Земля ушла из-под ног, исчезла где-то внизу, уступив напору водной стихии. Ледяные парализующие волны становились все больше…
Не дожидаясь дальнейшего развития до боли знакомых событий, сознание протестующе возопило и грубо вытолкнуло организм из небытия.

* * *

Глеб пришел в себя от ощущения вибрации. Холодный пол под ним сотрясался. В глазах медленно прояснялось. Перед взглядом замаячил почерневший от времени потолок трюма. Где-то за стеной натужно гудел двигатель. «Баркас!» — (вспомнил) — обожгла мысль. Мальчик дернулся, попытавшись встать. Голову пронзила резкая боль, к горлу подступила тошнота. Глеб повалился обратно, пытаясь пошевелить занемевшими кистями. Связанные за спиной руки потеряли чувствительность и не слушались. Запаниковав, мальчик перевернулся на живот. Подобрав ноги, Глеб, наконец, встал на колени. Он осмотрелся. На глаза попался ржавый гвоздь, торчащий из стены напротив. Пошатываясь, Глеб поднялся на ноги. Аккуратно прислонившись к переборке, нащупал острие. Дело пошло. Минуту спустя бечевка расползлась, упав к ногам. Мальчик с облегчением потер запястья, пробрался к двери, выглянул в проем иллюминатора.
Баркас начал медленное движение к выходу из дока. Серый, в мокрых разводах монолит причальной стенки проплывал совсем рядом с бортом судна. Сердце радостно екнуло. Не все еще потеряно! Глеб подхватил с пола противогаз и решительно распахнул дверь. Упругий порыв ветра ударил в грудь, словно пытался помешать отчаянной затее. Мальчик попятился, но лишь для того, чтобы разогнаться получше. Не давая себе возможности одуматься, он разбежался и, что было силы, оттолкнулся от скользкого борта. Под ногами на мгновение разверзлась пропасть. Мелькнули в просвете пенные буруны волн. Внутри все сжалось от страха… Потом жестко ударило по ногам, колени подогнулись. Кубарем прокатившись по мокрому асфальту, мальчик врезался в груду деревянных ящиков. От удара чем-то твердым по спине перехватило дыхание. Глеб замер среди обломков, судорожно втягивая промозглый морской воздух, затем осторожно выглянул из укрытия. Утлый баркас, чадя едким дымом, удалялся из гавани. На палубе — никого. Похоже, побег остался незамеченным.
На то, чтобы осмотреться, ушли секунды. Смеркалось. Позабыв об ушибах и головной боли, мальчик натянул противогаз и помчался к пирсу. Поворот, за ним еще один… Знакомый якорь слева… Где-то здесь, уже совсем рядом… Глеб выскочил на пристань, озираясь…
«Просто вколи ту дрянь, когда меня снова накроет. Считай это своей главной обязанностью…»
Но Тарана нигде не было видно. Где же он, где?!
Подбежав к месту, где остался Таран, застигнутый приступом, мальчик запнулся и с размаху рухнул на колени -от увиденного подкосились ноги. Кровь… Пятна крови на бетонной плите, на разодранной разгрузке наставника. Глеб схватился за голову. Из горла сам собой вырвался крик отчаяния.
Что с ним могло случиться?! Его не оказалось рядом именно в тот момент, когда наставник так в нем нуждался… Надо было срочно что-то предпринять… Глеб вскочил на ноги, вынул «Пернач», снимая с предохранителя. Ринулся вдоль пристани, заглядывая в каждый закуток. Слезы жгли глаза, но сейчас не время раскисать. Возможно, еще не поздно…
И снова вокруг замелькали цеха, ангары, портовые подворотни… Он мчался, не разбирая дороги. Под ботинками хлюпала грязь, в горле саднило от сырого стылого воздуха.

Продравшись сквозь заросли кустарника, Глеб очутился у края заброшенного, поросшего травой дока. Подобно гигантскому киту, выбросившемуся на берег, в иссохшем канале покоился остов подводной лодки. Мальчик слышал из разговоров, что существовали раньше корабли, способные путешествовать в глубинах водной стихии, и видел однажды картинку в книге у своей подружки Наты. Теперь же рукотворного исполина он наблюдал перед собой. Правда, его не так легко было узнать: часть обшивки отсутствовала — в ржавом корпусе зияли огромные дыры, сквозь которые просматривались переборки — скелет железного мастодонта.
Сколько лет простоял здесь этот монстр? Быть может, эта самая лодка бороздила прибрежные воды Владивостока… На мгновение мальчик представил, как она, сверкая свежевыкрашенными боками, рассекает водную гладь. А там, в рубке, стоят они с наставником и смотрят на приближающуюся землю…
Глеб вернулся в реальность, осознав, что уже какое-то время слышит ритмичные щелчки, ненавязчивым фоном вплетающиеся в мелодию ветра. А когда понял, что это дозиметр, обмер и ринулся прочь со всей скоростью, на которую был способен, постоянно прислушиваясь к треску прибора. Почти сразу же тот перестал верещать, но мальчик еще долго не мог успокоиться, не постигнет ли его участь Окуня? Напуганный, грязный, он бежал прочь, сломя голову.
Вконец обессиленный, Глеб рухнул в траву рядом с ка-ким-то покосившимся сараем. Что там говорил Ксива насчет водки? Что она вымывает не только радиацию, но и дурные мысли? Похоже, сейчас был самый подходящий момент, чтобы позаботиться и о том и о другом. Мальчик порылся в рюкзаке, нашел флягу, переданную Ксивой на хранение, отвинтил крышку. Холодная жидкость обожгла глотку, комом встав где-то внутри. Глеб заставил себя сделать еще один глоток, закашлялся. Прислушался к ощущениям. Дурные мысли не исчезли, зато во рту появился гадостный дурной привкус. Зафутболив флягу в кусты, мальчик натянул намордник противогаза и двинулся дальше.

Материал по вселенной Метро:

Категория: Андрей Дьяков - К свету | Дата: 26, Май 2013 | Просмотров: 1 317