ГЛАВА 4. «НА ПОСТОЕ»

Свет факелов неровными бликами играл на лицах людей. В высоких сводах помещения бродило эхо многочисленных голосов, сливающихся в единый монотонный гул. Глаза прихожан были закрыты, а руки в едином порыве устремлены вверх. Туда, где на постаменте, устланном черным бархатом, стоял худощавый мужчина в светлом балахоне. Волосы его развевались от еле ощутимого туннельного сквозняка, руки сжимали чашу с водой, а взгляд устремлен вдаль… за стены примитивной молельни, за глухие тюбинги сырых тоннелей, за толщу фонящей земли… К поверхности…
— Внимайте, братья! Уже близок тот день, когда души наши грешные найдут спасение. Близок день, когда семьи наши будут вызволены из заточения подземного мира! — Голос мессии становился все жестче, обволакивая и гипнотизируя толпу. — Сегодня слуга «Исхода» снова видел знак! Там, на берегу Большой Воды, он стоял, невзирая на опасности отравленного мира, пока взору его не открылся сияющий свет! Свет с ковчега, что уже возвестил о своем появлении! Избавление близко! «Исход» проведет на ковчег всех страждущих, и откроются нам берега «земли обетованной»! «Исход» верил во спасение! «Исход» молился за вас! Молитесь и вы, братья и сестры! Грядет время Великого Исхода! Грядет избавление!
— Грядет время Великого Исхода! — Подхватили прихожане в едином порыве. — Грядет избавление!
Мессия в робе осторожно опустил чашу на постамент. Взорам толпы предстало игрушечное суденышко, качающееся на воде. Свет тонкой свечи, установленной в центре лодки, приковывал многочисленные взгляды. Гул голосов усилился.
— Грядет избавление! Грядет «Исход»!
* * *
Глеб не слышал, как вернулся Отшельник. Проснувшись ближе к утру, мальчик застал наставника безмятежно дрыхнущим на соседней койке. Живот сводило от голода, но Глеб не решался двинуться с места и ненароком разбудить сталкера. Ситуация разрешилась сама собой, когда в дверь постучался вчерашний «администратор». Ушлый старикашка твердо вознамерился либо выселить постояльцев, либо взять плату за дальнейший постой. Обматерив деда, Отшельник поднялся и пихнул под дверь еще упаковку таблеток.
Как ни странно, ночевкой их пребывание на станции не ограничилось. Отшельник явно чего-то или кого-то ждал, но по-прежнему не посвящал Глеба в свои планы. После походного завтрака сталкер принялся муштровать ученика, заставляя того приседать и отжиматься до седьмого пота, причем с рюкзаком на плечах. В моменты коротких передышек он учил Глеба работать с оружием. К полудню Глеб уже вполне сносно управлялся с обоими «Перначами» одновременно, перезаряжая тяжелые пистолеты за считанные мгновения. После перерыва на обед Отшельник показал мальчику азы работы с ножом. В опытных руках сталкера десантный нож порхал как бабочка, но от ученика он подобного, естественно, не требовал, ограничившись инструктажем о самых эффективных способах умерщвления и обездвиживания противника. После рассказов о сухожилиях и артериях Глебу стало дурно, однако он слушал наставника предельно внимательно, ибо за каждое неточно воспроизведенное движение тут же получал увесистую плюху.
Ближе к вечеру мальчик проклинал про себя надоедливого сталкера. Одеревеневшие мышцы ныли, а голова пухла от переизбытка полученной информации, начиная от устройства дозиметра и заканчивая охотничьими повадками «игольчатой ласки». Отшельник все чаще посматривал на часы, озабоченно прислушиваясь к шуму в коридоре.
Ближе к полуночи в дверь снова постучали. Только на этот раз дверь заходила ходуном и жалобно заскрипела от мощных ударов, обрушившихся на нее. Отшельник открыл… а Глеб, удивленно ойкнув, скатился с койки, опрокинул перед собой ветхий стол и выставил наружу дуло «Печенега». В проеме стоял монстр… Ростом под два с лишним метра, широкоплечий зеленокожий гигант с уродливым мясистым лицом и кривой ухмылкой, неуклюже наклонившись, робко заглядывал в проем, словно ожидая приглашения. Наконец мутант, согнувшись в три погибели, протиснулся внутрь, заняв собой сразу полкомнаты.
— Геннадий, — промолвил он хриплым грудным басом и протянул огромную лапищу сталкеру. — Для своих — Дым. А вы, осмелюсь предположить, — Отшельник.
— Будем знакомы. — Сталкер пожал громиле руку, указал на мальчика. — Это Глеб.
Мальчик снова удивился. На этот раз словам наставника. Оказывается, тот знал его имя. Надо же…
— Очень приятно, — пробасил Геннадий.
Мальчик неуверенно кивнул и вылез из-за стола. Ему стало жутко неловко. Чтобы хоть как-то исправить ситуацию, он выпалил:
— А почему Дым?
— Курю много… — смутился посетитель. В зубах мутанта появилась гигантская сигара. Покатав ее из угла в угол своего необъятного рта, Дым продолжил. — Дверь в конце коридора. Мы вас ждем. Подходите.
Мутант аккуратно шагнул наружу и двумя пальцами потянул ручку двери на себя. Хлопнуло. Звякнуло. Гигант в коридоре приглушенно чертыхнулся и снова приоткрыл дверь.
— Извините… — Геннадий положил оторванную ручку двери у порога и зашагал прочь.
Глеб тупо смотрел вслед исчезнувшему посетителю. В голове никак не вязались деликатная речь и ужасная внешность загадочного посетителя. Мальчик украдкой взглянул на Отшельника. Теперь уже сталкер не казался ему таким страшным и чуждым.
— Чего сидишь? Пошли уже.
Шнуруя ботинки, Глеб вспоминал одну старую книжку, которую они с Натой как-то рассматривали. Это называлось «комиксы». Так вот в этих самых «комиксах» был персонаж, один в один — вылитый Геннадий. Такой же зеленый и квадратный. Разве что этот поменьше чуток. И зубы кривые…
Заперев дверь, Отшельник с Глебом направились по указанному адресу. В просторном зале — комнатой эти хоромы уже язык не поворачивался назвать — пестрело от обилия военных комбинезонов пятнистого маскировочного окраса. Помимо громилы Дыма, мальчик насчитал семерых рослых мужчин, расположившихся кто где. Еще один субъект, укутавшись в походный прорезиненный плащ, сидел на корточках у стены, в дальнем углу помещения.
Среди присутствующих Отшельник безошибочно определил старшего — сурового рослого мужика, который сидел за дощатым столом, изучая пожелтевшее от времени полотно карты. Присев за стол напротив сурового незнакомца, Отшельник откинулся на спинку жалобно затрещавшего стула.
— Кондор?
— Он самый. А ты, значит, и есть Отшельник? — Боец смотрел настороженно. Даже слегка неприветливо, как Глебу показалось. — О тебе много говорят, сталкер. Если хотя бы половина из этого — правда, тебе найдется место в моей команде.
— Я работаю один.
— А что это за щенок? — Кондор заглянул за спину Отшельника и скептически посмотрел на паренька.
— Глеб. Он со мной. — В ровном голосе сталкера не отразилось ни тени эмоций. Лишь желваки на скулах едва заметно шевельнулись.
Боец за столом окинул помещение взглядом, по очереди кивая в сторону подчиненных:
— Шаман. Ксива. Бельгиец. Окунь. Фарид. Ната.
Услышав знакомое имя, Глеб дернулся и вытянул шею. Только теперь в одном из сталкеров он разглядел девушку. Стянув капюшон ветровки, та принялась массировать затекшую шею, исподлобья наблюдая за гостями. Короткая стрижка и шипованные перчатки гармонично дополняли образ суровой воительницы.
— С Дымом вы уже познакомились. — Кондор повернулся к одиноко сидевшему обладателю плаща. — А этого «товарища» нам сектанты навязали. Про «Исход» слыхали, небось? Как бишь тебя звать-то, сердешный?
— Ишкарий. — Незнакомец поднялся на ноги, подходя к столу. — Брат Ишкарий, служитель новой веры. Позволю заметить, «Исход» — не секта, а вестник избавления, и лишь тем, кто уверует…
— Ну, будет тебе! — Прервал Кондор. — Ты в отряде всего сутки, а уже все уши прожужжал своими проповедями.
Молодой сектант как-то сразу сник и вернулся в свой угол.
— Почему задержались? — спросил Отшельник.
— На «Балтах» перегон просел. Пришлось переждать чуток, пока проход расчищали. Шаман, обрисуй гостям ситуацию. — Кондор сдвинулся к краю стола и принялся разбирать увесистый «Печенег».
За стол подсел невысокий, плотно сбитый мужичок средних лет — единственный из присутствующих, кто выглядел старше Отшельника. Длинные, с проседью, волосы сталкера забраны в аккуратный пучок на затылке. На голове — хитрый обруч с набором линз под левый глаз. Кивнув Отшельнику, Шаман сцепил жилистые руки и придвинул карту:
— Несколько дней назад сталкеры с «Василеостровской» ходили в рейд. Устроились передохнуть в одной из береговых высоток, — Шаман ткнул в карту Питера, — вот здесь, за «Приморской». И свет заметили. Ориентировочно со стороны Кронштадта. Судя по всему, сигнальный прожектор. Сигналы хаотичные, расшифровать не удалось. Чудики из «Исхода» считают, что в Финский залив корабль вошел. Типа, спасатели из Владивостока.
— Да, да! — Сектант снова подскочил. — Избавители с «земли обетованной»!
— Умолкни, блаженный! — Шаман повернулся к Отшельнику. — Короче, не знаю, откуда у «Исхода» такая инфа, только они считают, что Владивосток избежал ракетного удара и теперь собирает по всей стране остатки выживших.
В зале повисла долгая пауза. Каждый думал о своем.
— Наивно звучит, — продолжил Шаман, — но на безрыбье, как говорится, и рыбу раком. Другая версия только у ребят с «Техноложки». На КМОЛЗе бомбоубежище было. Говорят, вместительное. А если вспомнить, что завод на «оборонку» работал… Огромный запас ресурсов и технологий… Короче, «технари» уверены, что это выжившие сигналят. И с ними, мол, обязательно контакт установить надо. Такого прожектора, чтоб до Кронштадта достал, они не нашли. Подключили к теме Альянс. Ну и порешило руководство экспедицию снарядить, чтобы все точки над «i» расставить. Только, вот незадача, так далеко от города никто из наших не забирался. Места дикие, неизведанные…
— Будешь помогать на маршруте, сталкер, — вступил Кондор. — Только предупреждаю сразу, под руку не лезть и приказы выполнять беспрекословно.
Отшельник впервые за долгое время шевельнулся, поднял глаза на старшего и посмотрел своим фирменным тягучим взглядом, от которого у Глеба всегда мурашки по телу бежали.
— Не пойдет…
Все как один повернули головы к столу, подобрались. Еще одна долгая пауза.
— Поясни, сталкер.
— На привалах можешь гонять своих солдатиков хоть до усрачки, а на марше вести буду я. — Отшельник облокотился на стол. — И даже дышать вы будете с моего разрешения… если, конечно, еще планируете пожить.
Игра в «гляделки» продолжалась еще какое-то время. С каждой секундой в воздухе накапливалось напряжение, грозившее вылиться в отчаянную потасовку.
— Ты забываешься, сталкер! Твоя роль в миссии, предложенной альянсом…
— Я вашему альянсу в шестерки не набивался! И рисковать собственным задом ради пьяных бредней старых мразматиков…
Кондор не дослушал. Огромный как кувалда кулак взметнулся в воздух. Отшельник, смещаясь в сторону, перемахнул через шаткий стол. Завязалась драка. Глеб с разинутым ртом следил за молниеносными движениями двух заряженных на убийство тел. Выпады сменялись блоками. Задетый ногой стул шарахнулся об стену и разбился в щепы. Страшный удар кулаком выбил из стены солидный кусок штукатурки. Мелким бетонным крошевом обдало Шамана, отступившего вглубь зала. Схватка двух мастеров рукопашного боя оказалась ожесточенной и короткой. Неуловимым движением поймав руку противника в захват, Отшельник провел эффектный бросок. Кондор с сиплым выдохом шмякнулся об пол. Увесистый ботинок прижал голову к шершавому бетону. Заломленную руку прострелило резкой болью. Кондор затих, признавая поражение. Сталкеры ошеломленно смотрели на поверженного командира.
— Агрессия — удел слабых. Слабых духом. — Брат Ишкарий снова вышел из своего угла. — Только смирение укажет путь к избавлению, братья мои! Смирение и добродетель…
— Затухни, блаженный. Глеб, мы уходим. — Отшельник отпустил бойца и шагнул к двери.
— Погоди… — подала голос девушка. — Кондор погорячился. Ведь так, Кондор?
Боец, скривившись, поднялся с пола. Сплюнул кровью. Посмотрел на сталкера исподлобья. Кивнул.
— Выходим утром. — Отшельник схватился за ручку двери, и тут его накрыло.
Словно подкошенный, он рухнул на пол и затрясся мелкой дрожью. Ноги заскребли по бетону, глаза закатились.
— Чего это с ним?! — Кондор подскочил к сталкеру, но Глеб уже заслонил собой содрогающееся тело наставника. Прямо в лоб бойцу глядело дуло пистолета.
— Назад! — Не своим голосом рявкнул мальчик. — Пришибу на хрен!
Сталкеры повскакивали с мест, доставая оружие. Не сводя глаз с остальных, Глеб присел рядом с Отшельником и свободной рукой вытащил инъектор. С глухим «пшиком» игла вошла в плечо.
— Не дури, малой! — Подал голос Шаман, поднимая руки в успокаивающем жесте.
— Стоять всем на месте! — Мальчик нервно водил пушкой из угла в угол. — И ты, бычара, два шага назад! Быстро!
— Вот звереныш… — Кондор аккуратно отошел к стене.
Глеб ощерился, словно загнанная в угол крыса. Пистолет в его руке опасно подрагивал. Отшельник, тем временем, закашлялся, застонал.
— Похоже, очухался. — Шаман с любопытством следил за странной парочкой. — Проводник-то наш с сюрпризом оказался…
— Час от часу не легче. Забирай своего припадочного! И лучше бы ему побыстрей оклематься. — Кондор сокрушенно покачал головой. — Утром выдвигаемся. С ним или без него. А сейчас — всем спать.
Глеб нырнул под руку наставника и помог доковылять до «номера». Не раздеваясь, они рухнули в койки. Мальчик разглядывал мокрые разводы на стене и пытался успокоить мечущиеся мысли. Ожесточенная стычка… Припадок наставника… Новости об экспедиции… Из головы никак не выходили предсказания Ишкария о загадочном свете. Жутко захотелось, чтобы они оправдались. Глеб попытался представить себя стоящим на палубе древнего корабля, который увозит его к таинственным землям с чистыми озерами и свежим воздухом. Может, именно о таком месте рассказывали родители… Мальчик прикрыл глаза, замечтавшись, когда вдруг услышал:
— Спасибо… Глеб.
Эхо произнесенных слов, едва всколыхнув тишину, разбилось о массивные стены бетонной коробки. Мерно тикал на столе хронометр Отшельника. Капли конденсата, стекая по кривому потолку, стучали по мокрому полу. В голове творился настоящий сумбур.
— Отшельник, как Вас зовут?
Мальчик, замерев, ждал ответа. Отчего-то вдруг очень захотелось услышать ответ. Глеб вдруг понял, что, узнав имя наставника, уже не будет испытывать иррациональный страх по отношению к сталкеру и перестанет его ненавидеть…
— Какая теперь разница? Имя мое осталось в прошлой жизни. Отшельник я. Спи…
* * *
В сбойке, сплошь покрытой густыми хлопьями вековой пыли, стоял ужасный шум. Громоздкий вентилятор, надрываясь, с пронзительным скрежетом нагнетал воздух внутрь станции. Чумазый техник озабоченно косился на сотрясающуюся от вибраций ось древнего механизма. Последнюю действующую воздуходувку берегли как зеницу ока. Воздух «Кировского завода» с каждым днем становился все более перенасыщен выхлопами дизельгенераторов, просачивающимися на станцию. Потеря вентилятора сделала бы это место необитаемым.
Закончив рутинную процедуру осмотра, техник вытирал изгвазданные руки ветошью, когда в вентиляционной шахте ему привиделся тусклый багровый свет. Изогнувшись над аппаратом, он заглянул в нутро шахты и обомлел. С внутренней стенки вытяжки крохотным красным огоньком технику подмигивало взрывное устройство. Бедолага успел лишь сглотнуть, когда диод перестал мигать и засветился ровным красным светом. Еще мгновение — и ослепительная вспышка поглотила человека. Чудовищный взрыв огненной волной прокатился по сбойке и, вырвавшись в туннель, словно языком, слизнул группу выходивших на станцию бандитов.
Грохот взрыва и корчи горящих людей, с истошными воплями влетевших на станцию, повергли всех в шок. «Кировский завод» заходил ходуном подобно растревоженному муравейнику. На станции поднялась паника.
* * *
И снова бешеный стук в дверь выдернул Глеба из царства сна. Из коридора доносились приглушенные крики старика. Ворвавшись в каморку, «администратор» затараторил, бешено вращая глазами:
— Амба, хлопцы! Тикайте! Какая-то падла вентилятор взорвала! Пахан рвет и мечет! Говорит, Отшельник, мол, со своими подельниками! Больше некому!
— Собирай шмотки, живо! — Отшельник кинул мальчику рюкзак.
Они заметались по комнатке, снаряжаясь.
— А я-то знаю, что не мог ты такую пакость учинить! — Продолжал старик. — Пахан хлопцев своих собирает! Скальпы, говорит, поснимаю! Я как услышал — сразу сюда!
В коридоре они нос к носу встретились с группой Кондора.
— Я уже в курсе, — бросил на ходу боец. — Знать бы, какая сука так подставила…
Все вместе они устремились по переходам и складам, мимо галдящих жителей и гор битого стекла. Выскочив на платформу, Отшельник сразу понял, что к эскалаторам уже не пробиться. Выход перегораживала толпа разъяренных выпивох с обрезами и ружьями. Вояки из них не ахти какие, но количественный перевес не оставлял иных шансов. Дернув Глеба за рукав, сталкер прыгнул на пути.
— Вот они! Мочи фраеров!
Загремели выстрелы. Люди вокруг метались и голосили, а шестерки смотрящего продолжали палить по отряду. Бойцы Кондора рассыпались по платформе, залегли за грудами мусора, отстреливаясь короткими очередями. Несколько бандитов рухнули, подкошенные точными выстрелами. Пули выбивали фонтанчики бетонного крошева в опасной близости от бойцов. Стремительная стычка грозила обернуться настоящей катастрофой.
Отшельник потянулся к ремню разгрузки, сдернул РДГ и швырнул на платформу. Повалил густой дым, отсекая сталкеров от бандитов. Кондор, заметив призывные жесты Отшельника, скомандовал отход. Отряд короткими перебежками достиг конца платформы и скрылся в туннеле. Кондор поровнялся со сталкером.
— Ты рехнулся, Отшельник?! Мы в западне! Там впереди «Автово»!
Глеб вздрогнул. Он слышал об этой заброшенной станции. Дед Палыч рассказывал, что строили ее открытым способом и до поверхности там всего четырнадцать метров. Раньше там даже жители были. Пока с грунтовыми водами на станцию не стала просачиваться радиация. Теперь там только смерть и запустение.
— Можешь вернуться и сдохнуть под пулями, умник!
По ребру тюбинга над головами шваркнула пуля. Еще одна.
— Накаркал! Отходим глубже!
Сталкеры, огрызаясь одиночными выстрелами, все дальше углублялись в тоннель. Бандиты теснили их хаотичной, но интенсивной пальбой. Фарида швырнуло на рельсы. Боец, скривившись от боли, отполз к стене, ощупал бронежилет и показал жестом: «В порядке». Дым рванул, было, с плеча крупнокалиберный «Утес», но Кондор вовремя пресек порыв мутанта.
— Их там не меньше сотни! Уходим, уходим!
Отряд продвигался по туннелю, пока впереди не замаячил квадрат гермодвери. Поверх закрытой конструкции навалом стояли листы металла и еще какая-то рухлядь. Тут же на рельсах покоилась ржавая вагонетка, на которой, видимо, весь этот хлам сюда и переправляли.
— Приплыли, — подал голос Бельгиец — среднего роста боец с черными как смоль волосами.
Отшельник осмотрел препятствие. Глянул на дисплей дозиметра:
— Пока терпимо.
— Затем, видать, и «герму» закрыли, чтоб не фонило с «Автово». — Кондор пихнул ногой груду металла.
— Не просто закрыли, а еще и свинца с завода натаскали. — Отшельник схватил вдруг один лист и закинул в вагонетку. — Свинец радиацию экранирует! Чего встали!
Кондор еще мгновение тупо смотрел на бывалого сталкера и, вдруг, как-то сразу включился:
— Бельгиец, Фарид — прикрываете! Шаман, Ната — гермодверь! Там ручной привод есть! Ксива, Дым — расчищаем проход!
Отряд разбежался по местам. Стенки и дно объемного кузова проложили несколькими слоями свинца. Еще несколько листов примостили сбоку — под импровизированную крышу. Мутант, ворочая огромными ручищами, споро освободил гермодверь от оставшегося хлама. Застонал запорный механизм. Гермодверь медленно сдвинулась с места.
— Живо к тележке!
Брат Ишкарий, затравленно озираясь, с готовностью юркнул в кузов. Бойцы сгрудились вокруг вагонетки, толкая древний механизм. Колеса стронулись с места, вагонетка пошла, набирая ход. Отшельник схватил Глеба за шкирку и швырнул внутрь. Сталкеры, словно бобслеисты, поочередно забирались в «транспорт». Тележка разгонялась.
— Фон усиливается! Надеть маски! Дым, запрыгивай!
Огромный мутант, навалившись, прибавил ходу. Мышцы на стволах ног вздулись, необъятная грудная клетка вздымалась подобно кузнечным мехам. Вагонетка неслась уже с приличной скоростью.
— Дозу схлопочешь! Влезай, твою мать! — орал Кондор.
Дым зарычал, пробежав еще несколько метров, мощно оттолкнулся и прыгнул в вагонетку. Сталкеры застонали под весом гиганта. Глеб услышал, как звякнул сверху свинцовый лист, накрывая кузов. Импровизированный гроб на колесах с бешеной скоростью катился по рельсам. Истошный визг колес, отражаясь от тюбингов, давил на уши. Спустя пару секунд противный звук как будто отдалился, рассеявшись в объемном пространстве. Прижатый телами сталкеров, Глеб не видел ничего. Тем не менее, он зажмурился и инстинктивно перестал дышать, панически боясь встречи с незримой смертью. Дозиметр, вшитый в костюм, истошно заверещал. Путники достигли «Автово».

Материал по вселенной Метро:

Категория: Андрей Дьяков - К свету | Дата: 26, Май 2013 | Просмотров: 4 156