ГЛАВА 5. «МАРШ-БРОСОК»

Глеб плохо помнил момент падения. Треск дозиметров, гулкие удары вагонетки о какой-то хлам на станционных путях, забористая матерщина сталкеров, сгрудившихся в кузове, словно сельди в бочке… Какофония звуков оборвалась внезапно. Вагонетка с протяжным «Баммм!» влетела в очередное препятствие и опрокинулась. Сталкеры кубарем выкатились на пути. Падая, мальчик ощутимо приложился головой об рельс. Его зашатало. Шлем съехал на бок. Перед глазами запрыгали яркие точки.
Темноту прорезали лучи фонарей. Оказалось, вагонетка преодолела практически весь перрон и теперь сиротливо валялась на боку недалеко от тоннеля. Глеб украдкой оглянулся, но не смог рассмотреть детали погруженной во мрак станции. «А Палыч рассказывал, что она самая красивая…» — пронеслась запоздалая мысль.
— Подъем, доходяги! Быстро! Быстро! Ходу отсюда! — Кондор принялся пинками подгонять отряд.
Отшельник потрусил вперед, взбаламутив стоячую воду на путях. И снова тоннель. Путники бежали, ритмично пыхтя сквозь фильтры противогазов. Мимо проплывали бесконечные ряды тюбингов. Дым безмятежно пыхтел сигаретой. Заметив взгляд Глеба, мутант весело подмигнул:
— Не переживайте, Глеб, прорвемся. Напарник Ваш — голова! Хитро придумал с тележкой!
— Геннадий, а Вы почему противогаз не надеваете? — Отважился на диалог мальчик.
Мутант выпустил облако дыма, ухмыльнулся.
— А ты, малой, попробуй найти такой намордник, чтоб на эту рожу налез, — встрял Ксива.
Сталкеры заржали.
— Да и поздно ему предохраняться. — Ляпнул Бельгиец. — Всё, что мог, наш Крокодил Гена уже подцепил. Даром что ли такой зеленый…
Еще один взрыв хохота. Напряжение, витавшее в воздухе, улетучивалось с каждым новым шагом, отдалявшим путников от «Автово».
— Вам, Бельгиец, катастрофически не хватает такта! — Дым затушил сигару о шлем приятеля.
— А почему Бельгиец? — Спохватился Глеб.
Боец вместо ответа гордо вытащил свою FN F2000, подставляя под луч фонаря.
— Винтовка у него бельгийская, — шепнул Ксива. — Походу, единственная на всё метро.
— Разговорчики! — оборвал Кондор. — Ну-ка, тормознули все.
Отряд остановился. Кондор вытащил дозиметр, медленно обошел каждого, замеряя фон.
— Терпимо. Пронесло на этот раз. Отшельник, слышал что про «Ленинский»?
— Внизу не был. А сверху выход закупорен. Там здоровенный кусок проспекта просел. Подземный переход завален. До «Ветеранов» идти тоже смысла не вижу. Глубина залегания обеих станций — метров восемь-девять. Зафонит снова — не обойдем. Наверх надо.
— Как?
— После «Автово» съезд в наземное депо.
— Возвращаться придется. К развилке.
— Не придется. Мы уже идем по нужному тоннелю. Впереди — выход.
Кондор еле слышно выругался. Поглядел на Отшельника исподлобья.
— А ты хитрый, черт. Веди.
Отряд двинулся за Отшельником. Глеб ощутил мимолетный приступ радости. Он снова увидит дневной свет. А в компании вооруженных до зубов сталкеров путешествие обещает быть скорее захватывающим, нежели опасным. Интересно, что бы сказал отец, если б увидел своего сына в компании бравых вояк, разгуливающим по поверхности? Глеб шел и улыбался своим мыслям, благо в темноте этого не было заметно.
Спустя некоторое время сталкеры осторожно подобрались к выходу. Тоннель здесь обрывался, а рельсы тянулись дальше — к депо. Клочок пасмурного неба в проеме заставил сердце Глеба забиться чаще. Поверхность… Совсем рядом. Такая манящая, но опасная и обманчивая. Об этом напоминали кости и клочки шкур, тут и там валяющиеся на земле.
Краем глаза мальчик заметил, как метнулся вперед Отшельник, сбивая с ног Бельгийца. Грубая подсечка в полете — и оба повалились на землю.
— Да ты чего, старый, совсем умом тро…
— НЕ ШЕВЕЛИСЬ!
Они замерли у самой границы выхода. Только сейчас Глеб заметил некую прозрачную субстанцию, свисающую с бетонного козырька арки. Словно кто-то развесил шаль из тончайшего ситца. Эфемерная простыня еле покачивалась на ветру, краями почти касаясь распластавшихся на путях сталкеров. Дождавшись момента, когда субстанцию качнуло назад, Отшельник резко оттолкнулся от шпалы и выдернул за собой бойца. Загадочный «занавес» запоздало потянулся следом, но так же быстро опал.
— Эта хрень живая что ли? — Бельгиец брезгливо поморщился. Адреналин запоздало заиграл в крови. — Это вообще что за ерунда такая!
Отшельник оглянулся по сторонам. Подобрал у стены полуразложившийся трупик крысы и кинул вперед. Тушка вроде бы беспрепятственно вылетела наружу, однако «полотно», сорвавшись с козырька, молниеносно опутало добычу, плотно свернувшись вокруг в несколько слоев.
— Можно идти, — буркнул проводник, бросив взгляд на Кондора.
Тот молча кивнул. Путники вышли на поверхность. Мгновенная трансформация, произошедшая с отрядом, застала Глеба врасплох. Бойцы подобрались, достали оружие и грамотно распределились вокруг, разобрав сектора обзора. Никто уже не пытался отвесить какую-нибудь шуточку. Только тишина и предельная концентрация. Глеб покосился на мнущегося рядом Ишкария. Сектанту явно было не по себе. Он как-то затравленно озирался, все время поправляя намордник противогаза.
Отшельник, тем временем, постоял с минуту, словно прислушиваясь к внутреннему голосу, и вдруг уверенной рысцой двинулся вперед. Остальные рванули по пятам. С территории депо ушли прямо через высокий бетонный забор, поочередно подсаживая друг друга. Метрах в ста левее Глеб увидел в стене ограды широкий пролом, но у наставника была своя, одному ему понятная логика. Не останавливаясь ни на секунду, Отшельник погнал отряд дальше — мимо большой открытой площадки, заваленной сгнившими остовами грузовых фур, мимо какого-то циклопического сооружения с обрушенной крышей, пока глазам мальчика не открылось воистину завораживающее зрелище. Огромный вытянутый пустырь, этакая бесконечная, уходящая вдаль проплешина между домами с одной стороны и стеной деревьев-исполинов с другой.
— Проспект Стачек? — подал голос Кондор. — Запалимся на открытой местности. Дворами надо идти.
— Здесь «волколаков» полно, — бросил Отшельник на ходу. — Во дворах обложат со всех сторон, и вся недолга. А на проспект сунутся — пуганем. Стволов много.
Сталкеры, сосредоточено сопя, трусили по асфальтовому крошеву вдоль вросших в землю автомобилей, покосившихся рекламных щитов и оборванных линий электропередачи. О былом могуществе людей теперь напоминали лишь покинутые унылые высотки. Среди замысловатых следов животных, куч экскрементов и буйной растительности остовы построек смотрелись как-то дико и неестественно. Глебу все никак не удавалось поверить, что когда-то здесь безраздельно властвовал человек. И уж тем более сложно было представить, что водоемы были такими чистыми, что в них можно было купаться, а в городских парках вместо безжалостных хищных тварей прогуливались влюбленные парочки.
Впереди показалось заросшее густым колючим кустарником поле, к которому сходилось сразу несколько просторных асфальтовых дорог.
— Кронштадтская площадь, между прочим. — Кондор сверился с картой. — Добрый знак! Так, глядишь, и до самого Кронштадта доковыляем.
— Не накличь беду, командир, — отозвался седой Шаман.
Проходя мимо покореженной коробки «Максидома», сталкер по кличке Окунь притормозил:
— Это… Разведать бы, раз мимо проходим. Там, небось, осталось, чем поживиться…
— Нет. — Лаконично оборвал Отшельник.
Кондор недобро покосился на проводника и повернул к гипермакету:
— Заглянем.
— Смысл?
— ЗАГЛЯНЕМ. — Рука бойца нервно сжала автомат.
Обмен тяжелыми взглядами продолжался несколько мгновений. На этот раз Отшельник уступил, решив, видимо, не подрывать авторитет упрямого Кондора. Путники двинулись к потрепанному зданию, опутанному жгутами бурых вьющихся лиан. От внимания Глеба не ускользнуло, как Отшельник придвинул свой АК-74 поближе, не сводя глаз с чернеющего зева входа. Осторожно передвигаясь между хаотично разбросанными тележками, бойцы включили налобники. Яркие лучи выдергивали из темноты груды обваленных стеллажей, оберток, коробок, целлофана… Все это покрывал толстый слой белесой грязи. Приглядевшись получше, Глеб заметил, что эта корка неоднородна и состоит из миллионов отдельных… Словно помет в клетке, в которой подружка Глеба, Ната с Московской, держала своего домашнего питомца — маленького серого воробышка…
Страшная догадка заставила мальчика направить луч света вверх. Наставник, видимо, пришел к тем же выводам, так как задрал свой фонарь к потолку одновременно с Глебом. Высоко над головами единым шевелящимся ковром колыхалось море маслянистых, черных как смоль тел.
Отшельник отчаянно зажестикулировал, привлекая внимание сталкеров. Понятливые бойцы, оценив угрозу, молча попятились назад. До выхода оставалось каких-то несколько метров, когда тишину разорвал испуганный вопль Ишкария. В следующее мгновение начался сущий ад. Крылатое воинство нетопырей-переростков в едином порыве снялось со своих насестов и плотной массой ринулось наружу. Сталкеры припустили прочь от магазина. Из жерла выхода сплошной дрожащей массой выплескивался поток крылатых тел, устремляясь вверх. Стоял жуткий гвалт. Чернильное пятно стремительно расползлось по небу. Бойцы, беспорядочно отстреливаясь, неслись прочь от жуткого логова. Нетопыри пикировали сверху один за другим.
Жилистые тела кровососов смешались в сплошную серую пелену. От мощного толчка в спину Глеб покатился по земле. Отталкивающая клыкастая морда на миг заслонила небо. Отшельник грубым пинком скинул тварь с мальчика и выстрелил в упор.
— Не спи, салага! Ходу! Ходу!
Мальчик вскочил на ноги, бросаясь за наставником. Отборная ругань и канонада выстрелов вокруг не стихали ни на секунду.
— Назад! Назад, говорю! К стенам!
Сталкеры, как ни странно, подчинились. Отряд рванул обратно к гипермаркету, огибая здание по периметру. Черные тела мельтешили над головами, но, не имея свободного пространства для маневра, лишь чиркали перепончатыми крыльями по жестяному каркасу стены. Не останавливаясь, бойцы ринулись вдоль «Корабелки». Судя по многочисленным подпалинам на стенах, в бывшем университете когда-то бушевал нешуточный пожар. Теперь же в обугленном остове одиноко гулял ветер. Однако, и после своей «смерти» здание сослужило людям хорошую службу. Прокравшись вдоль стен, отряд удалился от гнездовья на приличное расстояние. Бойцы перевели дух.
Природа верхнего мира тут же напомнила, что расслабляться на поверхности нельзя ни на секунду. Несколько особо навязчивых тварей выпорхнули из проема окна и выдернули Нату из общего строя, протащив брыкающуюся девушку по асфальту. Еще несколько нетопырей, завидев добычу, камнем ринулись с высоты. Дым с Кондором ринулись на помощь, а остальные открыли прицельный огонь по пикирующим мишеням. Глеб стряхнул, наконец, оцепенение и палил вместе со всеми. От грохота выстрелов глохло в ушах. Бельгиец, прижавшийся к стене рядом с мальчиком, словно прирос к окуляру прицела и бил из своей причудливой винтовки скупыми точными очередями. Фарид с Окунем не отставали, работая по стае из проверенных «калашей». Шаман держал тыл, водя стволом вдоль ряда окон университета. Наконец, твари беспорядочно заметались, штук десять кровососов уже валялось на земле, агонизируя. Воздушная атака захлебнулась. Глеб с волнением оглянулся. Кондор вытащил девушку из общей свалки, устроенной свирепствующим мутантом. Дым крутился как волчок, шваркал тушки об асфальт, утробно ухая, и рвал щетинистые тела руками.
— Не стоять! Ходу! Ходу! Ходу!!! — Отшельник погнал сталкеров дальше.
Спустя десять минут интенсивного бега, путники сбавили темп. Нетопыри наконец-то отвязались, оставшись где-то позади. Еще некоторое время доносились пронзительные вопли потревоженных бестий. Затем и они исчезли, оставив потрепанных бойцов наедине со своими эмоциями.
Кондор больше не «высовывался», послушно следуя за проводником. Отшельник, поглядывая на показания дозиметра, уводил команду все дальше, мимо зарослей Полежаевского парка, мимо руин «Балтийской Жемчужины» — недостроенного в свое время питерского чайна-тауна, мимо едких испарений с прудов Сергиевской Слободы. Деревья здесь представляли собой страшное зрелище. Какая-то страшная сила перекорежила, перекрутила узловатые стволы. Ни единого листочка на омертвевших ветках, ни единого клочка зелени вокруг. Картину дополнял плотный серо-желтый туман, низко стелящийся над отравленной землей. Это пятно проказы сталкеры обогнули по широкой дуге и вышли к Санкт-Петербургскому шоссе как раз напротив пустыря, по середине которого в гордом одиночестве стояло внушительное здание.
Глеб не удержался и подергал наставника за рукав.
— «Макаровка», — пояснил Отшельник. — Морская академия.
— Там в окнах движение. — Бельгиец рассматривал сооружение через оптику своей FN F 2000. — Не пойму никак. Вроде человек…
— Надо бы проверить. — Кондор полувопросительно взглянул на проводника.
Отшельник снял с плеча «калаш» и короткими перебежками двинулся к зданию. Сталкеры двинулись следом. На половине пути молчаливый таджик Фарид вдруг шарахнулся в сторону:
— Ээ, шайтан! Командир, ходи сюда. Смотри!
Из земли торчала стрела. Длинная, с наконечником из перьев, самая что ни на есть настоящая стрела.
— Ёпт! Индейцы что ли? — Ксива пальнул очередью в сторону академии.
— Патроны не разбазаривай! — Кондор осадил бойца. — Двинули. Аккуратненько…
Прикрывая друг друга, сталкеры достигли вестибюля. Глазам предстала все та же картина — запустение и разруха, груды мусора, ободранные стены. В мрачном безмолвии отчетливо послышался шорох. Кондор с Шаманом метнулись на звук по коридору, юркнули в открытую дверь, очутившись на лестничной площадке. На ступеньках среди комьев грязи виднелись следы босых человеческих ног. Короткий спуск на пару пролетов вниз закончился еще одним переходом. Дальше коридор уводил в подвальные помещения, но взгляды бойцов были прикованы к приоткрытой створке гермодвери. Кондор жестами показал остальным, чтобы ждали снаружи, и вместе с Шаманом скрылся внутри.
Глеб с Отшельником вернулись в вестибюль наблюдать за окрестностями. Мальчик поправил намордник респиратора. Влажная кожа под резиной жутко зудела. Унылый пейзаж за выбитым окном уже не вызывал прежнего энтузиазма. После интенсивного марш-броска ноги стали словно свинцовые, а в пустом животе урчало.
— Как ты, отрок? — Брат Ишкарий присел рядом, разминая натруженные икры.
— Нормально, — буркнул Глеб.
На разговоры с полубезумным сектантом как-то не тянуло. В этот момент мальчика больше занимал таинственный незнакомец, что скрылся внизу. Однако, Ишкарий, казалось, не заметил грубоватого тона Глеба и, порывшись в складках плаща, протянул ему замызганную фотографию. Мальчик не сумел подавить возглас удивления. На картинке была вода. Очень много воды. До самого горизонта… Море… Или даже океан… А посреди волн гордо возвышался огромный железный корабль с большими белыми цифрами по борту — «011».
— Это ракетный крейсер «Варяг», — благоговейно прошептал Ишкарий. — Флагман Тихоокеанского флота России. Тот самый ковчег, что заберет нас к земле обетованной.
— Вы действительно верите, что во Владивостоке есть жизнь? — Мальчик взволновано посмотрел на сектанта.
— Верю, отрок. «Исход» называют сборищем слепых фанатиков, не желающих прозреть и принять суровую действительность. Да, мы тверды в нашей вере! — Ишкарий приблизился к Глебу, пристально глядя в глаза, и продолжил шепотом. — Но вера наша подкреплена фактами. Скверна радиации и разрушения, порожденная человеком, раскинула свои сети по земле многострадальной. Однако есть еще места, куда не дотянулись алчные объятия хаоса! Есть! «Исход» знает, «Исход» верит! Уверуй и ты, отрок!
Отшельник прервал пылкие речи Ишкария, отогнав того в другой угол. Пожелтевшая фотография осталась в руках Глеба. Украдкой мальчик спрятал клочок бумаги в карман разгрузки. Слова сектанта били набатом в голове Глеба — «…есть еще места, куда не дотянулись алчные объятия хаоса… есть еще места… ЕСТЬ ЕЩЕ МЕСТА…».
Подспудные ощущения, поселившиеся в мальчике еще задолго до этого, теперь выкристаллизовались в идею, всецело захватившую его.
— Я должен найти это место… — Глеб не заметил, как произнес это вслух.
— Что? — Отшельник повернулся к ученику. — Ты что-то сказал?
Мальчик смутился и отрицательно замотал головой.
Тем временем, из коридора показалась процессия сталкеров. Кондор с Шаманом тащили упирающегося человека в грязных лохмотьях. Незнакомец мычал и скалил зубы. На бедрах бедолаги висела засаленная волчья шкура. На шее — связка ссохшихся крысиных хвостов. Скошенный лоб и неестественно узко посаженные глаза дополняли диковинную внешность дикаря.
— Ты когда-нибудь встречал таких, Отшельник?
— Первый раз вижу человека с поверхности. Не такой я представлял себе первую встречу с братьями по разуму…
— Мутант что ли какой? — Ляпнул Ксива и, осекшись, виновато глянул на Дыма.
— Короче, там внизу «бомбарь» раскуроченный. Кости, шкуры, мясо вяленое… — Кондор пихнул незнакомца в бок. — Вот только не колется наш австралопитек недоделанный, куда его кореша свинтили.
— По-моему, он вас просто не понимает.
Проводник подошел к незнакомцу вплотную. Посмотрел в глаза, словно в душу заглянул. Дикарь перестал мычать.
— Есть хочешь?
Уродец оживился. В глазах загорелся интерес. Отшельник протянул ему упаковку армейских хлебцев из ИРП. Дикарь споро разгрыз упаковку зубами и с удовольствием схарчил угощение. Сталкер вытащил еще одну пачку, но отдавать не спешил. Незнакомец робко протянул грязную руку и, мучительно вспоминая человеческую речь, выдавил из себя всего одно слово:
— Д-дай…
— Ну вот, есть контакт! — Кондор нагнулся к оборванцу. — ГДЕ. ДРУГИЕ. КАК ТЫ.
— Нет… — Дикарь задумался, мучительно подбирая слова. — У-ушли… давно… Один… давно…
Отшельник всучил бедолаге упаковку галет.
— Отпустите его. Он безвреден. Лет эдак через пятнадцать мы и сами в таких вот выродимся.
— Типун тебе на язык, сталкер!
Всклокоченного оборванца отпустили. Бойцы свистели и улюлюкали, наблюдая, как полуголый человек несется прочь, смешно задирая короткие шишковатые ноги.
— Может заночуем внизу? — Шаман зевнул сквозь маску противогаза.
— А если эти «команчи» вернутся?
— Тут рядом Константиновский дворец. Подвалы с гидроизоляцией. Сухо должно быть. Там и остановимся. — Отшельник вышел под дождь.
— Ну чего встали? Шевелим помидорами!
Подгоняемые Кондором, сталкеры покинули «Макаровку». Глеб шагал за наставником. На душе остался неприятный осадок после встречи с уродцем. Что если жителей далекого города постигла та же участь? Что если вместо прежних обитателей в покинутых трущобах обретаются слабоумные вырождающиеся дикари? Мальчик терзался догадками. И лишь старая фотография в кармане придавала сил и уверенности в том, что поиски надо

Материал по вселенной Метро:

Категория: Андрей Дьяков - К свету | Дата: 26, Май 2013 | Просмотров: 1 411