ГЛАВА 9. «СЕМЕРО ОДНОГО НЕ ЖДУТ»

Природе потребовалась какая-то пара десятков лет, чтобы до неузнаваемости изменить территории, принадлежавшие когда-то человеку. Теперь о существовании этого донельзя странного вида не осталось практически никаких воспоминаний. В одно мгновение человек стер всё. Себя, свой мир, города, технологии, складывавшиеся веками устои и моральные нормы. Стер, поддавшись самому опасному пороку человеческой души. Алчности. За многовековую историю из-за нее горели города, сменялись эпохи, гибли цивилизации. Но человека это никогда не останавливало. Он методично вскармливал, взращивал, холил и лелеял свой главный порок, не желая признавать свою неправоту… не умея делиться… но научившись завидовать… Алчность застила глаза человеку в тот памятный день, за какие-то часы сожрав своего заботливого хозяина. Алчность останется рядом с обглоданным трупом человечества до тех пор, пока еще теплится жизнь в норах метро.
* * *
Скатившись с горизонта, уставшее светило оставило прибрежную акваторию залива в распоряжение ее ночных обитателей. В стылом воздухе то и дело раздавались вопли оголодавших хищников, вышедших на охоту. Сегодня привычный расклад их нехитрой размеренной жизни нарушили объявившиеся в лесу чужаки. Непривычно пахнущие, еще более непривычно передвигающиеся на двух конечностях, и совсем уж нагло прущие сквозь давно поделенные охотничьи угодья. Чужаки, одним словом.
Девять неприметных фигурок осторожно продвигались по лесу под покровом ночи. Шествие замыкал субъект, заметно отличавшийся от остальных выдающимися габаритами. Периодически он останавливался, оглядываясь назад, и настороженно водил дулом станкового пулемета вдоль придорожных зарослей.
— Не пойму никак… — Дым скривил физиономию. — Вроде как тухлятиной несет.
— Воняет… — Согласился Ксива. — Будто сдох кто-то.
И правда, сквозь фильтры все сильнее пробивался запах гнили. Глеб поморщился и постарался вдыхать через раз. Не получилось. От тошнотворной вони замутило.
— Командир, глянь, что там по карте? — Шаман пристально всматривался вперед.
Кондор расстегнул планшет.
— Парк «Сергиевка». Тут еще пометка от руки дорисована: «НИИБ»…
— «НИИ биологии». — Отшельник, не обращая внимания на вонь, бодро шагал по узкой асфальтированной полосе. — Скоро просека должна быть, а слева на пригорке — институтский корпус.
— Ну, это по карте. — Ксива нервно озирался. — Не факт, что за столько лет там…
Боец замер на полуслове. Лес обрывался внезапно, открывая взгляду довольно неожиданное зрелище. Широкая просека действительно тянулась поперек дороги, выходя справа к берегу Финского залива, а слева упираясь в остов древнего строения. Таких руин Глеб изрядно навидался за время недолгого путешествия. Но не они привлекли внимание путников. Все пространство просеки сплошь усеивали странные образования — серо-желтые, высотой с ладонь стручки с узкими шляпками, сочащимися коричневой слизью. Они заполняли собой все пространство — от одной лесной кромки до другой. На мгновение Глебу даже показалось, что мерзкие отростки еле заметно шевелятся.
— «Mutinus caninus», без сомнений. — Девушка присела, разглядывая необычную находку вблизи.
— Чего?
— Грибы такие. Несъедобные. Один в один как на картинке. Только побольше чуть-чуть. И… пахнут не в пример сильнее.
— Грибы? — Ксива присел рядом. — Не знал, что ты этим балуешься.
— Усохни. Я не виновата, что в нашей семье всего одна книга была, и та — энциклопедия о земной флоре. — Ната продолжала изучать вонючих уродцев, заполонивших поляну.
— А они, случаем, не галлюциногенные? Может толкнем пару кило «огрызкам»?
— Дай тэбе волю, Окунь, ты бы и душа свой продал! — Фарид заулыбался.
— Ну, смотря за сколько… — Окунь подмигнул приятелю. — Значит это от грибов такая вонь…
— Они так размножаются. — Ната пнула ближайший гриб носком ботинка. — Привлекают запахом мух, основных разносчиков спор.
— Гадость какая. — Ксива поморщился.
Отшельник тем временем прошел вперед по асфальту, разглядывая грибницу.
— Хорошо если мухи. Вот только сдается мне, что…
Словно в подтверждение его догадки, над грибницей поднялась легкая дымка. Над просекой медленно нарастал неприятный гул. Предсумеречный воздух помутнел от мириадов мельчайших насекомых.
— Болотные дьяволы. — Как то обреченно выдохнул проводник.
Бойцы вопросительно уставились на сталкера. Тот медленно пятился, не в силах отвести взгляд от сгустившегося над поляной полчища москитов. Глеб опомнился первым. Выскочил на дорогу и, увлекая наставника за собой, припустил к противоположной стороне леса. Остальные бросились следом.
— Это уже даже не смешно! — Басил на ходу Геннадий. — У меня дежа вю, или мы снова бегаем?! Это не поход, а сплошной марафон!
Бойцы пересекли границу леса, только теперь заметив потерю. Обернувшись, они увидели сектанта. Ишкарий все еще стоял на противоположной стороне просеки и мелко трясся, завороженно следя за роем опасной мошкары.
— Чего встал, идиот! Беги сюда! Быстро!
Брат Ишкарий не реагировал. Только взор его опустился на молельную книжку, невесть откуда появившуюся в дрожащих руках.
Отшельник рванулся было обратно, но из-за спины послышался строгий окрик:
— Не смей! — Рука Кондора опустилась на плечо.
— Мне без разницы, я и так уже укушенный!
— Не смей! Их там миллионы. В момент высушат! — Боец вцепился в Отшельника обеими руками. — Ты слишком важен для отряда, чтобы рисковать из-за этого… недоумка.
На поляне, тем временем, происходило нечто странное. Ишкарий стянул противогаз, покорно сложил руки и принялся истово молиться. Голос сектанта с каждым мгновением креп и становился увереннее:
— Да восславится «Исход»! Да восславится добродетель твоя! Да не убоится сын лона твоего скверны земной! Да обойдут стороной напасти и лишения слугу твоего, ибо верую в тебя, «Исход»! Верую в избавление! Истинна вера страждущего!
Сектант продолжал говорить, и пространство вокруг него по невероятному стечению обстоятельств оставалось чистым. Глеб с удивлением наблюдал за тем, как сектант медленно бредет по дороге сквозь облако москитов. Вокруг Ишкария, словно нимб святого, образовался и не исчезал ореол пустого пространства, отчего-то ставшего непреодолимой преградой для опасных насекомых.
Под завороженными взглядами сталкеров сектант пересек остаток просеки, приблизившись к отряду. Волна москитов разом схлынула, словно не желая покидать пределы грибницы. Ишкарий как ни в чем не бывало убрал свой талмуд, неустанно нашептывая слова благодарности своему обожаемому «Исходу».
— Это… Намордник надень обратно. — Кондор словно нехотя задвигался, с опаской поглядывая на Ишкария. — Чего встали? Пошли уже.
* * *
За несколько дней непродолжительного путешествия Глеб возненавидел марш-броски. Казалось, Отшельник получает извращенное удовольствие от самой возможности кого-то погонять. Хотя умом мальчик понимал, что чем быстрее отряд движется, тем сложнее местной фауне обложить и атаковать странных визитеров. Вот и теперь бойцы мчались за проводником, огибая покореженные остовы автомобилей и перепрыгивая поваленные столбы ЛЭП. Из-за всей этой свистопляски мальчику все никак не удавалось поподробнее разглядеть окрестности.
Они проскочили мимо АЗС. На ржавом козырьке все еще просматривалась коряво намалеванная надпись: «СПАСИТЕ». Глеб притормозил было, но Отшельник лишь отмахнулся:
— Некого там спасать… Двадцать лет уж как некого.
Из кустов напротив станции выскочил волк. Для зверя встреча с людьми оказалась полной неожиданностью. Окунь вскинул было автомат, но Дым остановил бойца.
— Не надо. Обычный зверь. Ну, может, крупнее немного.
— Шкурой бы разжиться… Неслабо толкнуть можно. С руками оторвут.
— Не надо. Мало таких как он осталось. Чистых. А патроны для мутантов прибереги.
— Для тебя что ли, зеленый? — Не удержался Ксива.
Бойцы прыснули со смеху. Дым показал шутнику свой огромный кулак. Волк, припав к земле брюхом, проводил путников настороженным взглядом, улучил момент и юркнул в лесные заросли.
Местность тем временем менялась. Все чаще вместо кустистых, ядовито зеленых деревьев стали попадаться обугленные окаменевшие стволы. Следы бушевавшего когда-то пожара показались и на земле. Редкие черные подпалины скоро сменились сплошной спекшейся коркой, покрытой сетью трещин. Видимо из-за этого растительность здесь отступила, раздалась в стороны, огибая стороной огромное пятно проказы.
Отряд приближался к Ломоносову. Сразу стало заметно, что во время Катастрофы городу изрядно досталось. На месте большинства домов остались одни фундаменты. Среди гор бетонного крошева, покрытых редкой щетиной травы, одиноко стояло бетонное строение в виде арки, уцелевшее вопреки здравому смыслу и законам физики.
— Въездные ворота, — пояснил Отшельник. — Не найдем ничего подходящего, здесь заночуем.
Однако судьба оказалась более благосклонной к уставшим путникам. Мимоходом прочитав вывеску, Отшельник завернул на Кронштадтскую улицу.
— Нам уже встречалась Кронштадсткая площадь. — Не удержался Кондор. — Теперь вот улица такая же. Добрый знак.
Сталкеры вышли к железнодорожному вокзалу. Здание выглядело менее разрушенным, чем другие. И хотя в верхнем этаже зияли огромные дыры, а часть крыши вовсе отсутствовала, сооружение обещало стать неплохим прибежищем на ближайшую ночь.
Переглянувшись, бойцы осторожно двинулись внутрь. На то, чтобы обследовать пустынные помещения, понадобилось несколько напряженных минут. Ничего интересного, за исключением ряда пыльных ящиков с кнопками в одном из подвальных помещений, здесь не обнаружилось.
— Может, дальше пройдем? — Кондор изучал карту. — Там вроде как порт впереди.
— Дорого встанет впотьмах шариться. Ночуем здесь, — отрезал Отшельник.
Пока бойцы обустраивались, Глеб аккуратно потянул наставника за рукав:
— А это что такое?
— Однорукие бандиты. — Заметив удивление на лице ученика, Отшельник пояснил. — Игровые автоматы. Была такая забава. Игра на деньги… В общем, долго объяснять.
Глеб, как ни силился, так и не смог вникнуть в путаное объяснение наставника. Как железный ящик может быть бандитом? Что такое деньги? А при словосочетании «игровой автомат» на ум приходили только игрушечные деревянные «калаши», с которыми пацанва носилась по Московской, играя в «сталкеров».
— А что еще за «деньги»?
— Патроны такие. Но стрелять ими не получится. Только торговать.
— Кому ж такие патроны нужны?
— До Катастрофы — всем. И ты даже не представляешь, парень, насколько. А вот после — их не стало. Сразу. Консервы в ходу были. Разные. На некоторых станциях — водой расплачивались. Дефицитный товар был, поначалу… В общем, натуральный обмен. Бартер.
— Бартер? А что такое…
— Всё, Глеб, хватит лекций. Спать хочу.
— Лекций? А…
— Я сказал, хватит!
Размышляя над словами наставника, мальчик не сразу заметил, как к нему подошел брат Ишкарий. Лицо сектанта лучилось благодушием, а пальцы беспрерывно теребили край холщовой сумы.
— Ты не мог бы вернуть фотографию, отрок? — Обратился тот.
Глеб суетливо залез во внутренний карман, доставая замусоленную карточку. С сожалением взглянув на величавый корабль в последний раз, мальчик протянул снимок сектанту.
— Спасибо, Глеб. — Ишкарий удалился, подсаживаясь к Окуню.
Боец с каким-то маниакальным интересом принялся разглядывать изображение. Они общались вполголоса, и как мальчик ни прислушивался, так и не смог узнать о предмете беседы. Хотя о чем мог говорить сектант? О ковчеге, об «Исходе», о спасении… Все это каждый из них уже выслушал не по одному разу. Глеб постоял еще немного, но усталость взяла свое. Устроившись рядом с наставником на стылом брезенте, он рассеянно наблюдал за тем, как Кондор отдает приказы:
— Дежурим по два часа. Шаман, вы с Ксивой первые. Потом меня толкнете. Отшельник, мы с тобой. Затем Фарид и Ксива. Окунь с Ишкарием замыкают. Теперь всем спать.
* * *
Сначала закружилась голова. Во рту пересохло. Не снижая темп, он глотнул воды из фляги. Прокатившись по пищеводу, влага на мгновение остудила пожар, разгорающийся внутри. Но затем к горлу резко подступила тошнота. Обильный пот, стекая по лбу, заливал глаза и крупными каплями оседал на стеклах противогаза. Скверно.
Впереди что-то метнулось, исчезнув в подвальном оконце. Сквозь запотевшие стекла не разобрать. К тому же дышать с каждым шагом становилось все труднее.
Он рванул шланг воздуховода вверх, откидывая противогаз в сторону. Свежий воздух наполнил разгоряченные легкие. На мгновение головная боль отступила, но лишь только затем, чтобы явственно проявилась ломота в пояснице.
Автомат стал непривычно тяжелым. Плевать на опасность. Пусть за спиной поболтается. Главное не прекращать движение. Левой, левой, раз, два, три…
Он чувствовал, что если остановится хоть на мгновение, заставить себя бежать дальше будет гораздо сложнее.
Вода во фляге закончилась, но живот крутило, не переставая. Будто напалм внутри плещется. Виски пульсировали от ноющей боли, мешая думать. А ведь сейчас было над чем поразмышлять…
* * *
Над ровной гладью воды стоял туман. Белым непроницаемым саваном обволакивал все вокруг, оставляя для обозрения лишь крошечный пятачок бескрайнего водного пространства. Глеб инстинктивно напрягся, поскольку уже знал, что будет дальше. Накатила волна. Еще одна. Мальчик стал тонуть. Не ощущая ни холода, ни страха, просто вяло двигал ногами, тщетно пытаясь воспротивиться неодолимой силе, что неуклонно тащила его тело ко дну.
Глеб зажмурился, но даже сквозь плотно сомкнутые веки по глазам ударил яркий свет. Кто-то ухватил его за руку и решительно потянул наверх. Мальчик решил было, что это наставник, но последним, что удалось увидеть в истаивающем сне, было лицо брата Ишкария. Тот выглядел крайне взволнованным и, не переставая, кричал:
— Где он? Где он?
Глеб резко сел, продрал глаза и осмотрелся. Вокруг в беспорядке валялись рюкзаки и пустые консервные банки. Сами бойцы сгрудились вокруг командира. Тот прижимал испуганного Ишкария к стене и грубо тряс.
— Где Окунь?! Слышишь, ты, святоша?! Где мой боец?!
Сектант болтался в руках Кондора, затравленно озираясь, и невнятно бормотал.
— Не слышу!
— Я говорю, спал! Не знаю, куда он подевался! — Захныкал сектант. Под влиянием стресса из его речи мигом исчезли напыщенные витиеватые фразы. — Сказал только, дрыхни мол, я подежурю.
— Тьфу! Откуда ты взялся такой бестолковый? О чем вы с ним трепались вечером?!
— О ковчеге! Он сказал, что в жизни кораблей не видал. Я про «Варяг» ему рассказывал!
Кондор опустил сектанта на пол. Оглянулся на товарищей.
— Он в порт пошел, барыга хренов. Все ищет, чем бы разжиться. Собираемся — может найдем еще…
— Да уж, найдем… Или передохнем все. Был да сплыл… — Вполголоса заворчал Ксива, сворачивая ветхий спальник.
Неудобные фразы, вырвавшись как бы невзначай, подействовали на Кондора подобно разорвавшейся бомбе.
— Что? Что ты там вякнул?! — Командир схватил бойца за грудки. — Я не понял, ты что вякаешь?! Это ж твой напарник! ТВОЙ!
— Да будет тебе, сморозил он лишнего, — подскочил Шаман. — С кем ни бывает…
— С кем? Да ни с кем такого не было, нет и не будет в моем отряде! Ты слышишь меня, Ксива?! Все слышали?! Ни с кем! Понятно?!
— Да понятно! — Ксива дернулся, оторвав от себя цепкие руки Кондора. — Остынь только.
Бойцы напряженно сверлили друг друга взглядами. В конце концов, Ксива опустил голову, отвернулся, принявшись нервно упаковывать рюкзак.
— У Бельгийца дочь годовалая в метро осталась… У Окуня жена с сынишкой… Что я им скажу? Извините, мол, не досмотрел! Были да сплыли! Ищите новых мужей! Отцов новых! — Кондор ожесточенно натягивал на спину плотный комбез.
Бойцы собирались, молча внимая словам командира.
— Гребаная жизнь… Гребаный мир. Куда ни плюнь, кругом смерть одна. И ведь лучших забирает, стерва! А таких вот заморышей, — палец Кондора ткнул в сектанта, — стороной обходит! Даром, что ни мозгов, ни оружия! Даже москиты, и те брезгуют…
— Погоди еще, командир, про Окуня-то. Рано хоронишь. Может найдем еще…
Но искать пропавшего бойца не пришлось. Стоило им выйти из здания вокзала, как из-за угла послышались торопливые шаги. Тяжело дыша, Окунь приблизился к группе. Без противогаза. Бледное лицо сталкера заливал пот, а в глазах появился нездоровый блеск. Кондор ринулся было на подчиненного, но Окунь неожиданно наставил на командира автомат.
— Отойди! Отойди, говорю!
— Да ты чего, Окунь, умом тронулся? — Кондор растерянно отступил назад. — Ты где шатался вообще? Почему без «хобота»?
Боец как-то виновато посмотрел на товарищей, шмыгнул носом, опустил автомат, потупившись.
— Я это… в порт ходил… Думал, смотаюсь по-быстрому, проверю, может паром до Кронштадта еще цел. Ну и нарою чего-нибудь интересного заодно. На складах. Отшельник все равно не дал бы от маршрута отклониться. Туда нормально дошел. Корабли там… Красиво… Пошуровал маленько. Еще удивлялся долго, что место такое чистое и спокойное. А потом словно кольнуло где-то в затылке — «Жди, Окунь, беды». В башке зашумело. На дозиметр глянул — а тот не работает. Пока крышку сдирал, всем богам перемолился. Смотрю — батарейка отошла. Обратно собрал. Включил. А он, падла, как заверещит… Я ноги в руки — и сюда… В общем, кранты мне, командир… Или нет?
Окунь с надеждой смотрел на товарищей. Потом вдруг согнулся пополам, выблевывая на асфальт остатки ужина. Бойца зашатало. Ната вскрикнула.
— Кранты… — Подытожил Окунь, утираясь рукавом.
— Серега… — Голос Кондора дрожал. — Как же так, Серега? Глупо-то как…
— Ты сколько там пробыл? — Встрял Шаман.
— Часа полтора.
Кондор витиевато выругался. Шаман подошел к незадачливому бойцу, проигнорировав его протесты, и с ходу всадил в плечо шприц.
— Хрена с два эта штука мне поможет. Не та доза, брат.
— Это обезболивающее. — Убитым голосом ответил Шаман.
* * *
Отряд двигался по Краснофлотскому шоссе. Не так быстро как прежде. Окунь замыкал колонну, стараясь не отставать. Когда боец изъявил желание идти вместе с группой, пока хватит сил, Отшельник лишь пожал плечами. Кондор пытался помогать Окуню, но тот лишь зло ругался и раз за разом отгонял командира. Словно боялся, что невидимая смерть и на других перекинется. Ко всему прочему лес вокруг снова зашумел, заголосил на все лады. Хищники стекались, учуяв подранка.
Глеб все чаще оглядывался назад. Окуня мотало из стороны в сторону. Он хрипел и надсадно кашлял, но продолжал идти, еле переставляя ноги. Ситуация складывалась удручающая. Вопли зверья вокруг становились все наглее и нетерпеливее. Дым не выдержал первым. Развернулся, обошел Окуня и принялся поливать заросли длинными очередями. «Утес» в его руках размеренно дергался, выкашивая целые пласты зелени.
— На! На! Жри! Кому, мля, еще не терпится?! Жрите, твари!
Это стало последней каплей. Нервы бойцов не выдержали. К пулемету мутанта присоединилось стрекотание «калашей». Поднялся жуткий гвалт. Свинец пролился на заросли обильным дождем. Оружие сталкеров остервенело плевалось огнем, отдаваясь в голове Окуня скорбным салютом. Салютом его необдуманной глупой выходке… Салютом алчности человеческой…
В кусты полетела граната. Рвануло. В воздух поднялись комья земли и обрубки корней. Прозвучав финальным аккордом, взрыв завершил какофонию выстрелов. Пальба стихла. В повисшем безмолвии еле слышно шелестели мельчайшие частицы грунта, осыпаясь на ковер из палой прошлогодней листвы.
— Вызверились? — Отшельник стоял в стороне, сложив руки на груди. — Полегчало?
Подойдя к Окуню вплотную, сунул бойцу в руку холодную рукоять «Носорога»:
— Тебе-то, сталкер, уже точно легче не будет. Так что, будь мужиком, прими решение сам. Не взваливай на чужие плечи.
Бойцы молчали. Даже брат Ишкарий не нашел слов утешения. Да и что тут говорить. И так все ясно. Не жилец больше. Всё. Отбегался.
Кивнув на прощание, Окунь отвернулся и сел на обшарпанный асфальт дороги. Сталкеры зашагали прочь. Никто не решился посмотреть назад. Они уходили все дальше и дальше, пока в просвете между деревьями не показался поворот на дамбу. Ветер без устали гнал по земле песчаную взвесь. Закручиваясь в спирали, песчинки опадали на асфальт, образуя причудливую вязь узоров. Очередной порыв осеннего ветра стирал мимолетное творение природы, а пылевые смерчики продолжали свое стремительное движение, чтобы так же стремительно опасть снова где-то там, ближе к берегу залива.
Восемь неприметных фигурок пробрались вдоль недостроенной эстакады и замерли у полосы прибоя. На фоне бескрайней водной глади они казались ничтожными, абсолютно неуместными деталями величественной картины. Сталкеры смотрели на игру волн, погрузившись в тяжелое молчание. Расставаться всегда тяжело. А расставаться вот так… Путники вздрогнули — до их слуха донесся звук выстрела. Сергея Окунева не стало.

Материал по вселенной Метро:

Категория: Андрей Дьяков - К свету | Дата: 26, Май 2013 | Просмотров: 1 414